Грузия: революция продолжается?

ПРАГА, 1 октября, Caucasus Times — (Автор- Сергей Маркедонов, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук)

“Революция пожирает своих детей”. В конце сентября 2007 года справедливость этой формулы (уже успевшей стать трюизмом, но при этом не потерявшей акутальности) была доказана в Грузии. 27 сентября один из видных деятелей “революции роз” 2003 года, один из ближайших соратников президента Михаила Саакашвили Ираклий Окруашвили был задержан грузинской полицией. Уже 28 сентября Ираклию Окруашвили были предъявлены обвинения. По словам заместителя Генпрокурора Грузии Николоза Гварамия, “следствие выявило факты коррупционных сделок, в которых участвовал Окруашвили». Бывшему министру, по словам Гварамия, “предъявлены обвинения в вымогательстве, отмывании денег, превышении полномочий и служебной халатности в бытность шефом военного ведомства. По грузинским законам, ему грозит до 40 лет тюрьмы”.

Напомним, что в ноябре 2006 года Окруашвили ушел в отставку, проработав на своем последнем (перед уходом) официальном посту министра экономического развития Грузии всего неделю (с 10 по 17 ноября). Но более всего Окруашвили запомнился в период своей деятельности на посту министра обороны, который он занимал в течение почти двух лет (декабрь 2004- 10 ноября 2006 года). Именно, находясь в этой должности Окурашвили, обещал «встретить новый 2007 год в Цхинвали», а также вел борьбу за продвижение грузинского вина на мировых рынках, сопровождая этот процесс заявлениями о том, что вместо вина российские потребители готовы потреблять фекальные массы. До этого момента у Ираклия Окруашвили был безупречный для “грузинского национал-революционера” послужной список.

Окруашвили родился в 1973 году (т.е. сегодня ему всего лишь 34 года). За это время он успел достичь преуспевания на юридической ниве (в 1996-2000 гг. занимался адвокатской практикой, будучи избранным членом Лондонской международной ассоциации молодых адвокатов и Международной Ассоциации юристов (США)). Довольно успешной была и политико-административная карьера Окруашвили. В 200-2001 гг. он занимал пост заместителя министра юстиции Грузии (тогда министерский пост принадлежал самому Михаилу Саакашвили). Именно в это время будущий лидер «революции роз» делал первые шаги к своему политическому триумфу в 2003 году. Окурашвили избирался в городское сакребуло (городской совет) Тбилиси, а затем и в парламент Грузии. В течение года был полпредом президента в регионе Шида Картли. Про стаж работы в генеральной прокуратуре и в МВД мы уже говорили. Злые языки утверждают, что, работая в генпрокуратуре, занимаясь возбуждением уголовных дел против грузинских коррупционеров, Окруашвили стал одним из самых богатых людей в Грузии. И, наконец, в свою бытность министром обороны Окруашвили помог грузинским ВС решить целый ряд важных задач. Во-первых, при нем Грузия увеличила численный состав армии. Была также начата программа пополнения военного резерва (которая при Шеварднадзе не работала). В 2006 год в Грузии был принят рекордный военный бюджет. По сравнению с 2005 годом, финансирование министерства обороны и пограничных сил было увеличено более чем на 33 млн. лари (около 18 млн. долларов). Общий же объем финансирования этих структур составил около 424 млн. лари (235 млн. долларов по курсу 2006 года). Велось также и строительство военной инфраструктуры (два новых аэродрома и модернизация авиационной базы Марнеули). Окруашвили никогда не скрывал того, что считает силовой метод реинтеграции «мятежных республик» самым надежным.

Даже президент Михаил Саакашвили, склонный к экстравагантным и не всегда корректным заявлениям, выглядел на фоне своего министра обороны образцом умеренности и толерантности. Комментируя ноябрьскую отставку Ираклия Окруашвли, президент Грузии завил, что его соратник «должен продолжить образование в военно-политической сфере за границей». Тогда же Михаил Саакашвили пообещал, что после этой «учебной командировки» «неистовый Ираклий» вернется в военное ведомство Грузии. Однако в какой должности встретит Окруашвили свое возвращение в Грузию, президент не уточнил. Комментарии Окруашвили были, как обычно, жесткими и в то же время пафосными: «Я ухожу, но скоро вновь вернусь туда, где осталось мое сердце. После обучения я вернусь в министерство обороны, чтобы закончить то дело, которое осталось незавершенным. Неважно, вернусь я в армию министром или солдатом». Политические «доброжелатели» в Тбилиси утверждали, что накануне ноябрьской отставки между двумя соратниками состоялся жесткий разговор, в ходе которого Окруашвили очень резко покритиковал президента Грузии за «соглашательские позиции» и «капитулянтство», как перед Россией, так и перед Западом. К слову сказать, Окруашвили в отличие от главы Грузинского государства не пользовался поддержкой со стороны американских и европейских политиков. Казалось бы, одиозная фигура грузинской политики выведена из игры. Однако уже весной 2007 года, об Окруашвили вновь заговорили. И хотя многие заявления и комментарии звучали нередко в скандальном контексте, эта персона все чаще попадала в центр внимания СМИ и экспертов, как в Грузии, так и за ее пределами.

Осенью 2007 года возвращение “неистового Ираклия” в грузинскую политику состоялось. Мало кто из прогнозистов мог предполагать, что это возвращение будет столь ярким. Не обошлось и без характерных для грузинской политики театральных эффектов. В сентябре 2007 года Окруашвили решил существенным образом поднять планку радикализма и политической некорректности. На сей раз весь пафос его выступлений был направлен не на Россию, а на президента Грузии Михаила Саакашвили. Во-первых, Ираклий Окруашвили заявил, что намерен выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих в 2008 году президентских выборах в Грузии. Для этого он возглавил созданную им партию “Единая Грузия”. На этот же 2008 год в Грузии намечены парламентские выборы, однако Окруашвили не привлекает карьера депутата. Скорее всего, он также не намерен играть роль “второй колонны” для грузинской партии власти- Национального движения. 27 сентября 2007 года в интервью тбилисской ежедневной газете «Резонанси» Окруашвили прямо заявил, что Саакашвили «должен обеспечить поворот политических процессов в нормальное русло и избавиться от тех чиновников, которые своими действиями ведут страну к катастрофе». При этом он заявил, что если Саакашвили «не будет учитывать мнение народа, его постигнет судьба Эдуарда Шеварднадзе». И «не исключено, что его судьба будет еще хуже». А незадолго до того 25 сентября Окруашвили попытался объяснить, почему же собственно нынешний президент Грузии заслуживает такой незавидной участи. Во-первых, он обвинил президента Саакашвили в том, что глава государства инструктировал Окруашвили /в бытность последнего министром внутренних дел/, как лучше ликвидировать скандально известного бизнесмена, друга опального лондонского олигарха Бориса Березовского Бадри Патаркацишвили. Во-вторых, по словам Окруашвили, Зураб Жвания /экс-премьер министр Грузии/ не был убит в доме, где был найден мертвым. В-третьих, Окруашвили заявил, что он персонально получил от грузинского президента несколько приказов устранить политических конкурентов. В-четвертых, Окруашвили также заявил, что на счетах семьи Михаила Саакашвили сосредоточено несколько миллиардов американских долларов. В интервью Радио “Свобода” Окруашвили даже повел речь о фашистских тенденциях, проявившихся в Грузии в последние несколько месяцев. “Политический стиль Саакашвили исчерпал все лимиты. Он каждый день демонстрирует аморальность, несправедливость и подавляет права человека. Ежедневные репрессии, разрушение домов и церквей, похищение граждан, убийства, я еще раз подчеркну, убийства, стали обычной практикой для нашего правительства”, — резюмировал новоявленный грузинский диссидент.

Таким образом, в сентябре 2007 года фактически впервые после “революции роз” внутри политического сообщества Грузии произошел политический раскол. И раскол этот не между популярным президентом и якобы “пророссийскими силами”, инспированными извне. Это- конфликт между двумя соратниками-революционерами, вчерашними соратниками и единомышленниками. Остается только добавить, популярными единомышленниками. Саакашвили сегодня имеет неплохой ресурс популярности внутри Грузии, но и имя Окруашвили у многих связывается с патриотизмом /пусть и весьма своеобразно понимаемым/. Гига Бокерия, один из ключевых представителей грузинской “партии власти” “Национального движения” /и по мнению многих грузинских политиков, фактически “теневого” главы Парламента Грузиии/ провел пресс-конференцию, на которой назвал заявления Ираклия Окруашвили “нонсенсом, истерией, и безосновательным враньем”.

Напомним также, что в марте 2007 года грузинские СМИ сообщили о передаче Контрольной палатой Грузии в генпрокуратуру материалов проверки Минобороны за 2005-2006 годы. Именно в это время оборонное ведомство возглавлял Ираклий Окруашвили (он сменил на этом посту Георгия Барамидзе). По данным палаты за «отчетный период», министерство, ведомое «неистовым Ираклием», израсходовало нецелевым образом 250 млн. лари (что составляет 147 млн. долл. США). А вечером 27 сентября 2007 года правоохранительные органы Грузии перешли к активным действиям. Лидер “Единой Грузии” был задержан в офисе своей партии. Адвокат Окруашвили Эка Беселия уже успела заявить, что задержание экс-министра обороны Грузии, лидера оппозиционной партии “Единая Грузия” Ираклия Окруашвили — это “фашистская и политическая расправа”. Время покажет, насколько ореол мученика и диссидента поможет Окруашвили в его борьбе за пост президента Грузии.

В прочем, подобная риторика /как и факт внутригрузинского раскола/ не должна вызывать у ненавистников Саакашвили в России каких-либо иллюзий. В данной ситуации и обвинитель, и обвиняемый имеют консенсус относительно геополитического будущего Грузии и отношения к России. В любом случае “возвращение” грузинского экс-министра обороны состоялось. Сегодня Окруашвили показал, что готов сжечь все мосты, связывавшие его и нынешнего главу Грузинского государства. Сам президент Саакашвили пока не вступал в активную полемику со своим экс-соратником. И, скорее всего, не будет этого делать “по горячим следам”, возьмет паузу. За него ответный удао по министру нанесли грузинские правоохранительные структуры. Пока президент Грузии гораздо более активен на внешнеполитическом фронте. В ходе работы Генеральной Ассмблеи ООН Саакашвили снова говорил об аннексионистских планах России в Абхазии. Очередная провокация в Цхинвали, прошедшая 26 сентября 2007 года также отвлекает внимание политиков и экспертов от дуэли двух ведущих грузинских политиков. Сегодня политические перспективы Окруашвили зависят не только от Грузии. Очевидно, что любое осложнение российско-грузинских отношений может, как принести ему новые очки, так и задвинуть в тень / т. к. в этой ситуации Саакашвили может заработать дополнительные очки, выступив в роли общенационального лидера/. Экс-министр обороны Грузии хорошо известен своими откровенно русофобскими взглядами и политически некорректными высказываниями в адрес России. Однако назвать Окруашвили «западником» было бы крайне опрометчиво. В этом смысле общее неприятие “неистового Ираклия”, а также опасения новой “революции роз”, которая будет гораздо более популистской и националистической, чем прежняя, может существенно сблизить интересы РФ и США.

28 сентября 2007 года официальный Вашингтон уже заявил, что не считает Окруашвили “узником совести”. Помощник госсекретаря Мэтью Брайза заявил, что “система правосудия в Грузии укрепляется”. Не правда ли, похоже по стилистике на заявления Владимира Путина и Дмитрия Козака об укреплении конституционного порядка в Чечне? Однако у Окруашвили помимо внешнего ресурса есть уверенность в правильности национал-популизма, как идеологии и политической практики. Этим он отличается от ситуативного националиста Саакашвили и этим же напоминает первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. Время покажет, готова ли Грузия вернуться к националистической “романтике” начала 1990-х гг. Только на сей раз это возвращение не будет исключительно грузинским внутренним делом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *