Гордон Хан: «Не следует играть с джихадистским огнем»

ПРАГА, 5 октября, Caucasus Times — Caucasus Times, продолжая «Кавказский меловой круг» — цикл интервью с экспертами по Кавказу, политологами из США, Европы и Азии, представляет вашему вниманию беседу со старшим научным сотрудником Центра по исследованию терроризма в Институте международных исследований (Монтерей, Калифорния) Гордоном Ханом (Gordon Hahn)
Гордон Хан (Gordon Hahn) -. Автор таких известных в США и за их пределами книг, как «Исламистская угроза России» (2007), «Российская революция сверху» (2002), а также многочисленных статей и рецензий, посвященных проблемам религиозного «возрождения» на Кавказе, Центральной Азии, этнополитического развития этих регионов, особенностям реформ в период «перестройки» и посткоммунистических трансформаций на территории бывшего СССР. Работы Гордона опубликованы в таких престижных изданиях, как «Post-Soviet Affairs», «Demokratizatsiya», «The Journal of International Security Affairs», «East European Constitutional Review». Преподавал в университетах Бостона, Сан Хосе и Сан-Франциско, Американском и Стэнфордском университете. В сентябре 2003-августе 2004 гг. Гордон Хан в качестве приглашенного профессора преподавал в Санкт-Петербургском государственном университете (читал спецкурсы о многонациональных государствах, самоопределении и федерализме, а также о трансформациях постсоветских режимов). Гордон Хан – редактор (и автор статей) специализированного издания « Ислам, исламизм и политика в Евразии» (выходит 1 раз в 2 месяца) .

Интервью с Гордоном Ханом специально для Caucasustimes.com подготовил Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США), кандидат исторических наук

Caucasus Times: — Вы были одним из немногих американских экспертов, которые еще в августе 2008 года публично дали жесткую и критическую оценку действиям Михаила Саакашвили и западных политиков, поддержавших его. Сегодня, через 2 года Вы готовы подтвердить правильность Ваших оценок двухлетней давности? Или после того, как эмоции улеглись, Ваша критика не будет столь определенной?

Г.Х.: Я абсолютно уверен в том, что моя позиция была совершенно правильной, и с тех пор эта позиция была вполне подтверждена. Я считал и считаю, что было пять сторон виновных в начале войны. Это: Грузия, Южная Осетия, Россия, США/НАТО, а также международные организации (ООН, ОБСЕ и другие). Первые 4 виноваты в том, что они способствовали началу войны, а последние, то есть международные организации в том, что не сделали ничего для того, чтобы предотвратить войну. Если кому-нибудь и нужно изменить свою точку зрения относительно причин этой войны, так это тем, кто односторонне и без всяких лишних вопросов поддерживали Грузию против России. Подчеркиваю, именно против России, а также поддерживали такого авантюриста и достаточно шовинистического деятеля как сегодняшний Президент Грузии. Во внешней политике США такая ценность как государственная целостность Грузии не должна была бы быть более святой, чем гуманитарная безопасность и права человека для абхазов и осетин. Мне хотелось бы заметить и подчеркнуть, что точка зрения комиссии Европейского Союза по августовской войне в значительной степени совпадала с моей позицией, а не с позицией тех, кто односторонне обвинил Россию за развязывание войны и врали о «беспрецедентных зверствах», вроде бы совершенных российскими и югоосетинскими войсками. И, одновременно хранили молчание по поводу неразборчивых артиллерийских бомбардировок Цхинвали. Много других «обвинителей» России были вынуждены пересмотреть их одностороннюю точку зрения. Например, даже такие СМИ, как «New York Times», «Washington Post», «Wall Street Journal» и ряд других были вынуждены признать так или иначе правильность «моей» позиции и прекратить однозначно восхвалять «героя демократии» из Тбилиси.

Речь идет о деятельности комиссии ЕС по расследованию причин конфликта 2008 года во главе со швейцарским дипломатом Хайди Тальявини. Комиссии был выделен бюджет в размере 1, 6 миллиона евро. Доклад Комиссии был опубликован 30сентября 2009 года. Согласно его выводам обе стороны несут ответственность за эскалацию конфликта, однако Грузия обвиняется в вооруженной атаке Цхинвали в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.
Caucasus Times: — Что на Ваш взгляд было решающим фактором в поддержке действий Грузии на Западе, в первую очередь в США 2 года назад? Боязнь России? Страхи по поводу возрождения СССР? Эффективность грузинской информационной политики? Президентская избирательная кампания? А может быть просто незнание кавказских реалий?
Г.Х.: Я не считаю, что уместно называть какой-то один решающий фактор, который предопределил решение США поддерживать грузинскую точку зрения в войне в августе 2008 года. Однако есть один из важных факторов, напрямую определивший поведение США (и в целом Запада) два года назад. Вашингтон уже давно поддерживал Грузию и президента Саакашвили, как модель демократизации на постсоветском пространстве, и поэтому США уже «вложили» много своего престижа и своей репутации в правильность «грузинского выбора». То есть, к августу 2008 года уже было слишком поздно кардинально изменять политику. Было проще как раз защищать свои прежние позиции. Только очевидность грехов Саакашвили принуждала часть нашего правительства и элиты признать ошибочность такой несбалансированной политики. Хотя причина для первоначальной поддержки Грузии США и странами Запада, конечно, связана со значительным количеством предрассудков по отношению к России, которые имеются у американских и европейских элит и коренятся в опыте времен «холодной войны».
Caucasus Times: — Сегодня «перезагрузка» российско-американских отношений явно «пробуксовывает» на постсоветском пространстве. Это показал визит Хилари Клинтон в страны Южного Кавказа, а также недавний визит спикера грузинского парламента Давида Бакрадзе в Вашингтон. Что, по Вашему мнению, нужно для того, чтобы произошло кардинальное изменение позиций Вашингтона по отношению к российской линии в Грузии?
Г.Х.: Только прекращение политики расширения НАТО без России или приглашение России вступить в НАТО может кардинально изменить позиции Вашингтона по отношению к российской линии в Грузии. Расширение такого огромного военного блока по направлению к России неизбежно провоцирует подозрения в России. Все равно насколько искренне, упорно и настойчиво мы пытаемся объяснить, что мы дружелюбны, белы и пушисты. Из-за предыдущей историй эти объяснения не могут усыпить страх и обиду по поводу нашего упорного продвижения ближе к границам России.
Caucasus Times: — В своей научной работе Вы много внимания уделяете Северному Кавказу. Насколько эта тема интересна в США? Говорит ли включение Умарова в списки «международных террористов» о какой-то динамике в американских подходах к этому региону?

Доку Умаров (род. 13 апреля 1964 года) , провозгласивший в октябре 2007 года исламистское образование Имарат «Кавказ» был включен в список международных террористов Госдепартамента США 23 июня 2010 года (подробнее о мотивации такого решения см.: http://www.state.gov/s/ct/rls/other/des/143564.htm)

Г.Х.: К сожалению, вопрос джихадистского терроризма американцам не очень интересен. Только активисты по правам человека и исследователи проблем терроризма обращают внимание на эту тему, особенно первые. Работа правозащитников в значительной степени односторонняя, они видят только нарушения прав человека совершенные российскими войсками, спецслужбами и местными промосковскими северокавказцами. Специалистов по джихадизму на Северном Кавказе в США практически нет. Главные американские СМИ, я имею в виду телевидение, радио, и печатные органы типа «New York Times», «Washington Post», «Wall Street Journal» вполне конкретны по поводу этого вопроса и не разрешают публикации статей об Имарате «Кавказ», о количестве терактов совершенных северокавказскими моджахедами, об их идеологии. А также деятельности других джихадистских групп мирового джихадистского революционного движения.

Я считаю, что включение амира Имарата «Кавказ» «Абу Усмана» Докку Умарова в списки «международных террористов» говорит о какой-то динамике в американских подходах к вопросам Северного Кавказа . К сожалению, этот шаг не отвечает серьезности угрозы, истекающей от моджахедов Имарата «Кавказ». Во-первых, трудно даже представить, чтобы Усама бин Ладен был бы включен в списки Госдепартамента, а «Аль-Каида» не включена . Почему тысяча моджахедов, совершающих тысячи терактов по приказу Умарова, не должны быть включены в списки? Странно, мягко говоря. Мне кажется, что такую политическую игру с мировым джихадистским революционным движением играть нельзя.

Усама (Осама) бин Ладен (род. 10 марта 1957 года в Саудовской Аравии)- лидер исламистской группировки «Аль-Каида» (организована в 1980-х гг. для борьбы с советскими войсками в Афганистане, а затем переориентированная на борьбу с Западом). Считается террористом номер 1 в США и ряде других стран. За информацию, которая могла бы привести к поимке бин Ладена правительство США готово выделить сумму размером в 50 миллионов долларов США.
Caucasus Times: — Сегодня в высказываниях многих американских и европейских экспертов можно встретить утверждения, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии подстегнет этнический сепаратизм на Северном Кавказе. Вы разделяете подобное мнение?

Г.Х.: Я еще не видел никакого подтверждения, что такое влияние на ситуацию на Северном Кавказе имело бы признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Конечно, есть некое желание объединиться у осетин по обеим сторонам российско-грузинской границы. Но скорее всего объединение Южной и Северной Осетий ведет их вхождению в Российскую Федерацию, а не к выходу Северной Осетии из состава России. Всплеска сепаратизма или национализма у кабардинцев, черкесов, и адыгов ни видно. Некие турецкие националисты и неоимпериалистические круги в Турции работают на эту тему, но сомневаюсь, что у них есть большая поддержка со стороны официальной Анкаре, и что их усилия в конечном итоге увенчаются успехом.

Caucasus Times: -В чем Вы видите сходства и отличия между конфликтом в Чечне и двумя конфликтами в Абхазии и в Южной Осетии?
Г.Х.: Сейчас, конечно, мало сходств из-за того, что главная причина в конфликте в сегодняшней Чечне конфессиональная, в том числе исламизм и джихадизм. Именно из-за игнорирования этого факта северокавказский джихад Имарата «Кавказ» проявляется сильнее в Дагестане, Ингушетии, и Кабардино-Балкарии, а не в Чечне. С лета 2007 и до весны нынешнего года больше терактов было совершенно моджахедами в Ингушетии, чем в Чечне. С весны нынешнего года количество терактов в Дагестане, Ингушетии, и Кабардино-Балкарии отдельно взятых было больше чем в Чечне. То есть, сегодня Россия имеет дело с кавказскими и международными джихадистами, а не с этнонациональными чеченскими сепаратистами.

Конечно, причины конфликта между Грузией и ее фактически потерянными автономиями совсем другие. Они лежат в этнической сфере. Некоторые антироссийские круги считают, что кавказский джихадизм и\или этнонациональный сепаратизм выгоден нам потому, что он ослабляет Россию. Они действительно играют с огнем, который может перекинуться на таких же, как они поджигателей.

Кстати, джихадисты Имарата «Кавказ» являются угрозой южному Кавказу (Азербайджану, Армении, и Грузии). На карте Имарата «Кавказ», опубликованной на сайтах кавказских моджахедов территория России и южного Кавказа называется «землями, оккупированным кяфирами и муртадами». Более того, Дагестанский Вилайят Имарата «Кавказ» имеет «азербайджанский джамаат», и новый амир Дагестанского Вилайята – это бывший амир южного сектора Дагестанского Вилайята, который находится у границы Азербайджана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *