Главные отличия между США и ЕС на Кавказе определяются географией

ПРАГА, 10 ноября, Caucasus Times, продолжая «Кавказский меловой круг» — цикл интервью с экспертами по Кавказу, политологами из США, Европы и Азии, представляет вашему вниманию беседу с Сильвией Серрано.

Сильвия Серрано (Silvia Serrano) — одна из ведущих французских специалистов по Кавказскому региону. В сферу ее научных интересов входят такие проблемы, как национализм, идентичность, проблемы этнических меньшинств и религиозного развития. Тема ее докторской диссертации «Независимая Грузия и ее кавказские соседи: проблемы идентичности и геополитическое реструктурирование». В период с 1985 по 1990 гг. проживала на территории современной РФ и Грузии. Сильвия Серрано преподает в Университете Клермон-Ферран и является научным сотрудником в Центре российских, кавказских и центральноевропейских исследований (Cercec) в Париже. Она автор книги «Грузия. Выход из империи» (Париж, 2007) и редактор (вместе с Од Мерлин) сборника работ «Порядок и беспорядок на Кавказе» (Брюссель, 2010).

Интервью с Сильвией Серрано подготовлено Сергеем Маркедоновым, приглашенным научным сотрудником Центра международных и стратегических исследований (Вашингтон, США), кандидатом исторических наук.

1 Caucasus Times: — Президент Франции Николя Саркози сыграл значительную роль в достижении соглашения о прекращении огня в августе 2008 года. В то время его деятельность рассматривалась неоднозначно различными европейскими политиками и экспертами. Что Вы думаете по поводу его роли сегодня, когда эмоции уже не столь сильны и возможности для объективного анализа большие, чем прежде? Какие выгоды эта его деятельность и Соглашения Медведева-Саркози принесли для Франции (и для ЕС в целом)?

С.С.: Тогдашний политический контекст обеспечил для Саркози окно возможностей, чтобы сыграть значительную роль в достижении соглашений о прекращении огня. Франция председательствовала в Европейском Союзе в то время, когда американское правительство было слишком связано предстоящей президентской гонкой, и когда Госдепартамент США был дискредитирован тем, что не смог предотвратить августовскую войну. Из-за своей чрезмерной поддержки Михаила Саакашвили некоторые региональные игроки рассматривали американцев, как разделяющих ответственность за конфликт вместе с Тбилиси. Этот контекст оставлял пространство для маневра Европейскому Союзу. Но Саркози, будучи вовлеченным в посредничество по прекращению огня, был вынужден платить большую цену. Он принял большинство российских условий, само соглашение о прекращении огня было по многим пунктам двусмысленным, включая территориальную целостность Грузии. Отсюда и открытие возможности для признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Цели, достигнутые Саркози, имели мало отношения к самому кризису: его действия, прежде всего, были пиар-стратегией, позволявшей ему оказаться в центре международного внимания, несмотря на локальные последствия и цену соглашения. Он мог утвердить свое лидерство в Европе, принеся своим партнерам «решение», которое в тогдашних условиях было трудно оспорить. Кризис обеспечил ему высокое международное положение, которое он мог использовать с выгодой для себя короткое время. Переговоры по продаже универсальных кораблей- вертолетоносцев класса «Мистраль» России начались практически сразу же после кризиса, в сентябре 2008 года . Так, Франция, несомненно, получила от Соглашений выгоду.

В меньшей степени ЕС также получило выгоды от кризиса. Оно смогло утвердиться в качестве большого игрока, предпринимающего действия поверх США и способного преодолевать внутреннее разделение для выработки общей позиции. Но этот же успех парадоксальным образом продемонстрировал, что ЕС может действовать быстро и эффективно только при активном побуждении страны-председателя.
2. Caucasus Times: — После августовской войны многие эксперты стали говорить об усилении роли ЕС на Кавказе. Евросоюз стал рассматриваться, как «честный брокер» в регионе в отличие от США и РФ. Как бы Вы смогли оценить европейский потенциал в процессе «замирения» Кавказа?

С.С.: В отличие от НАТО, ЕС не рассматривается Россией, как угроза. В отличие от США он не видится, как соперник в игре великих держав. Вовлечение Евросоюза и даже его присутствие (в виде миссии наблюдателей) может приниматься одинаково позитивно всеми конфликтующими сторонами. Тем не менее, следует обратить внимание на то, что начало войны также является провалом ЕС, который был вовлечен в работу по предотвращению конфликта. Он не смог остановить процесс, ведущий к войне весной 2008 года, и оказался захваченным врасплох грузинской правительственной политикой и недостатком альтернатив Саакашвили среди оппозиции. Эти неудачи показали, что подход, базирующийся исключительно на «мягкой силе» имеет свои пределы. Миссию в Грузии, проходящую под лейблом «Европейской политики безопасности и обороны» можно рассматривать, как прогресс, поскольку раньше европейские действия по проблемам безопасности в регионе были слабы. Но главная проблема — мандат Миссии. И поскольку власти Южной Осетии, Абхазии и России противостоят ее присутствию на территориях, которые они контролируют, эта Миссия в действительности вносит свой вклад в легитимацию новых де-факто границ и нового статус-кво.

Если говорить более широко, ЕС имеет недостаточно механизмов, чтобы заставить стороны конфликта уважать и соблюдать условия Соглашений о прекращении огня. ЕС не смог предотвратить войну. Он не смог предотвратить изменение границ в Европе с помощью силы впервые за многие десятилетия, он не смог предотвратить этнические чистки. Все это не дает возможности оценить его политику положительно.

3 Caucasus Times: — В России Евросоюз очень часто противопоставляют США. Вы видите какие-то различия между американским и европейским подходом к Кавказу в частности и к СНГ в целом?

С.С.: В течение десятилетия, которое последовало после распада СССР и достижения независимости, Европа была мало вовлечена в проблемы региона, и фокусировалась только на отдельных вопросах. Это положение дел изменилось после волны расширения в 2004-2005 гг. Кавказ с этого времени находится с ЕС в непосредственном соседстве. Поэтому ЕС был вынужден стать политически более активным, включая и вопросы безопасности. С другой стороны, это привело к очень завышенным ожиданиям со стороны кавказских государств и обществ по отношению к ЕС. Стоит напомнить контекст, в котором Грузия, Армения и Азербайджан были включены в проект «Европейское соседство» после «революции роз» под давлением Европейского парламента , хотя это и не планировалось на первом этапе. Чтобы сохранить доверие ЕС не мог игнорировать требования по государственной консолидации и демократизации к государствам, заявляющим о своей европейской идентичности. Интерес ЕС к региону остается ограниченными несколькими факторами. Некоторые из них являются неотъемлемыми элементами европейской политики. Это- институциональная скованность, различные (зачастую противоположные) восприятия региональной динамики между государствами согласно уровню энергетической зависимости от России, а также памяти прошлого- и даже если она может быть преодолена, — географическому местоположению. Значимое соседство для Испании или для Польши, очевидно, не одно и то же. Некоторые страны ЕС тесно связаны с Москвой. Какую бы помощь и поддержку ЕС не оказывал Южному Кавказу, рамки внутри которых развивается европейская политика в регионе, определяются в партнерстве с РФ. Кризисное управление августа 2008 года дало хороший пример того, где эти ограничители присутствуют. Отсюда главное отличие между подходами США и ЕС на Кавказе и СНГ в целом определяется географическим положением. В то время, как подход США глобальный и идеологический, для Европы кавказские страны главным образом, это — государства-соседи. Поэтому ЕС приходится обращаться к различным прагматическим проблемам, иногда к техническим вопросам помимо политических. Для США Кавказ является картой в большой геополитической игре. Даже если регион был более важен для Вашингтона, чем для Европы (по крайней мере, в период администрации Джорджа Буша) , из него намного легче уйти в случае изменения внешнеполитических приоритетов. И это является предметом опасений Тбилиси. ЕС вместо этого полагается на более устойчивую и последовательную активность на Кавказе.

4. Caucasus Times: — В последние годы Турция проводит политику «нового открытия» регионов, которые раньше были частями Оттоманской империи (Ближний Восток, Кавказ, Балканы). Какие перспективы турецкого проникновения в регион Вы видите из Франции, страны играющей особую роль внутри Евросоюза?

С.С.: С начала 1990-х годов турецкая политика в регионе пережила 3 этапа. Первый этап был новым открытием для Турции бывшего советского мира. Анкара старалась воспользоваться возможностями, которые представились после открытия границ и из-за предполагаемой культурной близости, чтобы установить связи с Азербайджаном и государствами Центральной Азии. В самом деле, влияние Турции на эти страны, и даже на Грузию, очень важно в коммерческой, образовательной, культурной сфере через густую сеть предпринимателей, ассоциаций и т.п., чья повестка дня может отличаться от официальной. Но Турция, как государство имеет недостаточно ресурсов, чтобы стать мостом между этими странами и Европой. Второй этап стартовал с надежды, что европейское расширение затронет и Турцию. Так как двери ЕС закрыты Турция начала развивать многовекторную внешнюю политику, в том числе и по отношению к регионам бывшей Османской империи. На Кавказе вслед за событиями 2008 года расширилось пространство для маневра для таких региональных игроков, как Турция и Иран. Турция немедленно предложила «Платформу стабильности и безопасности» на Южном Кавказе . Тем не менее, Турции противостоят те же самые ограничения со стороны ЕС, а также в равной степени ее действия стеснены ее зависимостью от российского газа. Вдобавок к этому, как показали недавние события, Турция все еще воспринимается на Южном Кавказе, как потенциально угрожающая держава. Армяно-азербайджанский спор из-за Нагорного Карабаха пагубно влияет на турецко-армянские отношения, как показали препятствия, установленные на пути процесса нормализации, который был запущен подписанием протоколов в Цюрихе в октябре 2009 года . Даже в Грузии растущая роль православия в политической жизни страны сокращает возможности для кооперации с Анкарой.

5. Caucasus Times: — Жесткие подходы Франции к Ирану хорошо известны. Но вне ядерных устремлений эта страна также имеет серьезный геополитический интерес и амбиции на Кавказе. Давайте вспомним инициативу Тегерана по выработке концепции примирения, альтернативной «обновленным Мадридским принципам» . Означает ли это, что противостояние Запад-Иран продолжается на территории Южного Кавказа?

С.С.: Напряженность в отношениях Запада и Ирана имеет определенные последствия для региона. Государства Кавказа прекрасно осведомлены о последствиях открытого конфликта между Западом и Ираном. Армения и Азербайджан показали, что они не предоставят свое воздушное пространство для авиационных налетов на Иран. Тегеран беспокоит энергетическое и военное сотрудничество между Азербайджаном и Израилем. Но это все же не означает, что соперничество продолжается и на Кавказе. Тегеран пытается быть посредником в карабахском конфликте с начала 1990-х гг. Вырабатывая альтернативу «обновленным Мадридским принципам» Иран показывает, что он будет противодействовать присутствию любых миротворцев с Запада на Кавказе.
6. Caucasus Times: — Российский Северный Кавказ был назван президентом РФ Дмитрием Медведевым самой серьезной внутриполитической проблемой страны. Как Вы оцениваете нынешние европейские подходы к проблемам северокавказской безопасности?

С.С.: Вряд ли можно говорить о европейском подходе к Северному Кавказу. Продолжающееся насилие рассматривается, как внутреннее дело России. Однако же, внутри Европейского парламента, сушествуют разные взгяды по отношению к Северному Кавказу, и некоторые евродепутаты, такие как Витаутас Ландбергис или Хайди Хаутала, председатель подкомитета по правам человека Европейского парламента, открыто критикуют Москву за нарушение прав человека .
Примечания:

1 Университет основан в 1810 году.

2 Саркози Николя (род. в 1955 году)- шестой президент Пятой Французской Республики. Был избран на этот пост в мае 2007 года, сменив Жака Ширака. До этого, начиная с 1993 года, занимал различные министерские должности в правительстве.

3 Эти корабли находятся на вооружении Военно-морских сил Франции. Они в состоянии выполнять одновременно 4 задачи десантировать на сушу воинские части, принимать вертолеты, быть центром командования и плавучим госпиталем. На корабле могут одновременно располагаться десант численностью 450 человек и до 1612-тонных вертолетов. Подробнее см.: Щербаков В. Французский «ветер» доплыл до России // Оружие. — 2010. — № 2. — С. 52-63.

4 «European Security and Defence Policy» (ESDP)- общая оборонная политика и политика безопасности Европейского Союза. Предусматривает поэтапное становление совместной политики, результатом которой может стать совместная системе обороны. Миссия военных наблюдателей Европейского Союза в Грузии состоит из 240 человек и действует, начиная с октября 2008 года.

5 «Европейское соседство»- проект ЕС по гармонизации отношений с соседними государствами, не входящими в Евросоюз.

6 Смена власти в Грузии. Основным ее мотивом стала фальсификация парламентских выборов 2 ноября 2003. В ходе революции второй президент Грузии Эдуард Шеварднадзе (занимал этот пост с ноября 1995 года) сложил полномочия, и руководство страной перешло к оппозиционерам во главе с Михаилом Саакашвили (который был затем избран президентом в январе 2004 года).

7 Европейский парламент (Европарламент)- один из семи институтов Евросоюза. Был создан в 1957 году. Первоначально члены назначались парламентами государств-членов Евросоюза. C 1979 года избирается населением. Выборы в парламент проводятся каждые 5 лет.

8 Джордж Буш-младший (род. в 1946 году)- 43-й президент США (2001-2009).

9 Эта инициатива была озвучена премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом в ходе его визитов в Москву и в Тбилиси 13-14 августа 2008 года.

10 Министры иностранных дел Турции и Армении соответственно Ахмет Давутоглу и Эдвард Налбандян подписали в Цюрихе (Швейцария) «Протокол об установлении дипотношений» и «Протокол о развитии двусторонних отношений» 10 октября 2009 года. Два этих документа предусматривали создание совместной комиссии из «независимых историков» для изучения вопроса о геноциде армян 1915 года и открытие сухопутной границы между странами. До сих пор Протоколы не ратифицированы парламентами двух стран. В апреле 2010 года Армения официально приостановила процесс ратификации, но не отозвала своей подписи под Протоколами.

11 Предложения по разрешению нагорно-карабахского конфликта, представленные Армении и Азербайджану на Мадридском саммите ОБСЕ в ноябре 2007 года. Они предусматривают определение окончательного статуса Нагорного Карабаха путем всенародного голосования на последнем этапе мирного процесса, после того как будут реализованы остальные меры доверия, включая отказ от применения силы, возвращение перемещенных лиц в свои дома и возобновление торговли и связи.
19 июля 2009 года появилось Совместное заявление трех Президентов США, России и Франции (стран, председательствующих в «Минской группе» ОБСЕ) — посвященное принципам разрешения конфликта. Они были названы «обновленной версии» Мадридских принципов.

Ландсбергис Витаутас (род. в 1932 году)- литовский политический и общественный деятель. 11 марта 1990 года при его активном участии Верховный Совет принял декларацию о восстановлении независимости Литвы. В тот же день он был избран Председателем Верховного Совета Литвы. Председатель Верховного Совета Литвы (1990—1992), Сейма Литовской Республики (1996—2000). Последовательный и жесткий оппонент России. По его инициативе был принят закон о компенсации ущерба, нанесенного Литве в результате советской оккупации, который способствовал ухудшению двусторонних отношений между Литвой и Россией. С июня 2004 года является членом Европейского парламента.

Хаутала Хайди (род. в 1955)- финский политик. В 1987-1991 гг. была лидером «зеленых», кандидатом на президентских выборах в 2000 и в 2006 гг. Была депутатом нескольких созывов парламента Финляндии. После вступления Финляндии в ЕС (1995) была впервые избрана в Европарламент. В 2009 году была снова избрана депутатом Европейского парламента.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *