Гимры: спецоперация длиною в жизнь

ДАГЕСТАН, 14 февраль, Caucasus Times — Уже два месяца продолжается объявленная 15 декабря прошлого года контртеррористическая операция (КТО) в Унцукульском районе Дагестана.

В мероприятии задействовано по разным оценкам от тысячи до двух тысяч сотрудников силовых структур, в том числе и сил привлеченных сводных отрядов милиции из близлежащих регионов. К селению подтянута бронетехника. Журналистам доступ в район спецоперации полностью закрыт, если не считать организованную представителями дагестанского МВД поездку — экскурсию по местам боевой милицейской славы.

Селение Гимры — родина имама Шамиля — находится на склоне гимринского хребта. В конце 60-х годов к населенному пункту проложили короткую дорогу, прорубив тоннель прямо в скале. Сейчас, однако, через установленные на этой дороге многочисленные блокпосты не проехать без сопровождения или специальных пропусков: стоящие на блокпостах сотрудники правоохранительных органов, ссылаются на некий приказ, а в МВД Дагестана утверждают, что «Национальный антитеррористический комитет России принял решении о проведении контртеррористической операции в районе». Ситуацию можно назвать беспрецедентной: в новейшей истории России, если исключить Чечню с ее особым режимом, не было случая, когда зоной проведения спецоперации объявлялся целый населенный пункт, с тремя с половиной тысячами человек. Кстати, похожее решение, принятое недавно силовиками в Ингушетии, включивших в зону проведения КТО г.Магас и часть прилегающих населенных пунктов, похоже, было навеяно новаторским опытом дагестанских коллег.

За время проведения спецоперации в одном из домов была обнаружена мини-типография для изготовления фальшивых купюр, блиндажи, потайные комнаты и боеприпасы, а в окрестностях селения — целый лагерь боевиков. Время от времени происходят перестрелки, потери есть с обеих сторон.

Несколько дней назад милиционеры отрапортовали о крупном успехе: семеро гимринцев явились в отделение милиции и написали явку с повинной. Но радоваться, похоже, особенно нечему, поскольку, по имеющейся информации, данная группа — лишь незначительная часть подпольной сети боевиков.

Газимагомед, имам аула Гимры заявил во всеуслышание: «Хотим, в конце концов, придти к одному мнению. Или вообще пускай делают все и будь что будет, или же пусть наводят порядок».

Сейчас силовики просят беглецов сложить оружие и сдаться. К поискам мятежников готовы присоединиться и родственники. Помощь милиции предложила семья самого известного в округе боевика Ибрагима Гаджидадаева.

«Из-за моих племянников и других ребят пострадало очень много людей, — говорит дядя Ибрагима Гаджидадаева- Гаджи Гаджидадаев, — на нас много вины, что вовремя не остановили их, не усмотрели и упустили. Я думаю, куда-то далеко из этих лесов уйти он не мог».

Собственно, и сами силовики утверждают, основная часть так называемой гимринской бандгруппы до сих пор остается на свободе, а это значит, что о завершении спецоперации говорить еще рано.

Начало

Официальным поводом для начала контртеррористической операции стало убийство в селении депутата Народного Собрания Дагестана Газимагомеда Магомедова, которое произошло 10 декабря 2007 года.

36-летний Магомедов вышел во двор своего дома в поселке Временный (недалеко от Гимры), чтобы встретиться с человеком, личность которого не установлена до сих пор и был расстрелян в упор.

Национальный антитеррористический комитет республики мгновенно приступил к широкомасштабной операции по поиску убийц Магомедова. 16 декабря, после того, как стартовала спецоперация, Гимры было оцеплено силовиками, тут же приступившими к прочесыванию самого села и окружающих его лесов.

С именем Газимагомедова прямо или косвенно связывают самые громкие события, происходившие в Дагестане в последние несколько лет. Говорят, что брат Газимагомеда причастен к отравлению Хаттаба. Газимагомеду приписывают и участие в похищении и продаже главы международной гуманитарной миссии «Врачи без границ» Арьяна Эркеля и т.д.

«Магомедов являлся фактическим «хозяином» района — любые проблемы взаимоотношений унцукульцев на уровне джамаатов ли, руководителей ли ОАО «Сулакэнерго», райотдела милиции или главы муниципалитета находились в поле деятельности погибшего», — пишет дагестанский еженедельник «Черновик».
По рассказам местных жителей с 19 декабря в Гимры был введен комендантский час, который действует с десяти часов вечера до шести утра. Сельчанам, якобы, было сказано, что по нарушителям особого режима огонь будет открываться без предупреждения. Однако официальные власти Дагестана эту информацию опровергают.

По словам заместителя министра внутренних дел Дагестана Магомеда Газимагомедова, «группировки боевиков, базирующейся на территории села Гимры и в Унцукульском районе, совершили множество тяжких преступлений, в том числе и убийства: «Терпеть дальше такую ситуацию было нельзя».

Не смотря, что официально спецоперация в селении Гимры началась 15 декабря местные жители отмечают, что правоохранительные органы активизировались несколькими днями ранее: «Сразу после убийства Газимагомеда Магомедова в селе стали говорить о том, что Гимры заблокируют. Позже даже появились панические слухи, что скоро откроют «коридор» для мирного населения, а затем село начнут бомбить и обстреливать», — сообщил по телефону житель селения Гимры представивщийся Магомедрасулом Магомедовым.

Стоит так же отметить, что данные о ситуации в блокированном селении дагестанским СМИ периодически сообщают по телефону сами местные жители, информирующие журналистов о своем бедственном положении.

Местная жительница рассказала по телефону: «Буквально каждый день вооруженные лица в камуфляжной форме проводят «зачистки», задерживают мужское население села для проверки. Некоторых отпускают сразу после проверки документов, а других доставляют в милицию, а потом вывозят из села. Мы боимся выходить из дому, потому, что на улицах периодически стреляют военные».

По ее же словам за время спецоперации было задержаны десятки людей, и их вывозят для допросов в соседний Буйнакский район. Местное население возмущено тем, что нарушаются их гражданские права: «Военные могут без ордера на обыск произвести его в любом доме села, задержать человека и под предлогом следственных мероприятий вывезти его за территорию местного РОВД и даже района. Часто оказывается, что «найденное оружие» было подброшено самими представителями правоохранительных органов во время обыска. «Ни для кого не секрет, что прослушиваются телефоны, и проверяется почта», — сообщил местный другой житель.

Жители всей республики крайне встревожены тем, что происходит в Унцукульском районе: «Больше всего пугает скудная информация о том, что происходит в районе. Мы знаем о том, о чем нам разрешает знать правительство и МВД. Нет объективной картины, вызывающей доверие», — высказал свое мнение преподаватель одного из махачкалинских ВУЗов пожелавший остаться неназванным.

«Чрезвычайщина»

Между тем группа российских правозащитников проинформировала общественность о том, что в Гимрах происходят массовые задержания молодых людей на срок более недели, ограничено передвижение населения, из-за чего люди не могут получить медицинскую помощь и вести нормальную хозяйственную деятельность.

Уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину направлено обращение с просьбой принять меры для прекращения незаконной «чрезвычайщины» в селе Гимры.

Дагестанские правозащитники просят направить в село представителей общественных организаций и требуют обнародования нормативных актов, регулирующих проведение многодневных операций такого рода.

Жители Дагестана также недовольны блокированием туннеля «Гимры-Чирката», через который проходят все дороги в горные районы республики. Конечно, есть и обходный путь, но он намного длиннее.Сегодня добираться до высокогорных районов приходится как встарь, до строительства новой дороги. Соответственно подорожал проезд в населенные пункты республики, расположенные выше Гимров. «Когда был открыт тоннель до селения Карата (Ахвахский район Дагестана) можно был доехать на маршрутном такси за 300 рублей, сейчас же требуют 600 -700, объясняя тем что ехать, придется в объезд, через Хунзах», — рассказала Аминат.

Сколько времени продлится операция?

И всех чрезвычайно интересует вопрос: «Сколько это будет продолжаться?» Правительство Дагестана и «силовики» точного ответа не дают.

По мнению правозащитников, мероприятия органов правопорядка затянутся вплоть до 2 марта — дня президентских выборов.

Странным образом дагестанские «силовики» на пару с правительством республики характеризуют ситуацию в Гимрах: как заявил министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров, «такое ощущение, что в последнее время население района готовилось к войне». «Таких бункеров мы не видели со времен спецопераций в селениях Карамахи и Чабанмахи в 1999 году», — сказал он.

А на заключительном заседании Совета старейшин при Президенте Республики Дагестан прошедшим в конце прошлого года, президент Дагестана выразил недовольство тем, что происходит в селении Балахони (находится по соседству с Гимрами) Унцукульского района:

«Как можно жить в таком селении? У вас скрывается каждый, кого ищет милиция. Вы же еще критикуете милицию. Не смейте. Вы доиграетесь, что от этого селения мокрое место останется. Этого никто не потерпит. Это не 1999 год в Дагестане. И я не исключаю, что часть бандитов, которые убежали из Гимры, скрываются в Балахони. Почему вы не можете вести себя как гурбукинцы. У вас держат похищенных людей. У вас нет порядка. Так не должно быть. Я понимаю, что сельчане напуганы, но так нельзя. К чему мы придем, если все так будут себя вести?», обратился президент к председателю Совета старейшин села, пообещав, что «мы окружим ваше село и покоя вам не дадим, пока порядка там не будет».

Гимринцы голосуют за «Единую Россию» и силовиков

Неужели того, что происходило в Унцукульском районе, власти не замечали до сих пор? Ведь гимринцы, по их утверждениям, «рыли окопы, строили оборонительные сооружения». А за неделю до начала спецоперации жители Унцукульского района показали на выборах депутатов государственной думы почти стопроцентную явку, единогласно поддержав «Единую Россию»! То есть по электоральным предпочтениям речь идет о в высшей степени законопослушном, лояльном и социально развитом районе. Каким образом он мог за неделю превратиться в бандитский анклав? Ответов нет.

Сейчас же дагестанцев пытаются убедить в том, что гимринцы не просто с пониманием относятся к проводимым в селе милицейским мероприятиям, но и всецело их поддерживают. Они, якобы, готовы терпеть неудобства столько, сколько понадобится военным – неделю, месяц, год, целую жизнь.

Карина Гаджиева, Махачкала, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *