ГАЛЬСКИЙ РАЙОН МЕЖДУ ДВУХ ОРБИТ

СУХУМ, 21 января, Caucasus Times — Граница между Абхазией и Грузией существует уже семнадцать лет , с тех пор, как в 1993 году здесь закончилась война. Но для местного населения зоны грузино-абхазского конфликта все эти годы граница была чистой формальностью. Из одной деревни в другую ходили пешком, хотя деревни расположены по разные стороны границы. И только теперь люди поняли, что такое граница между враждебными странами. Прямо по их огородам собираются строить колючую проволоку, а хладнокровные пограничники возвращают назад тех, у кого нет необходимых документов.

С Вахо Булискерия, жителем села Набакеви Гальского района Абхазии, мы гуляем по его орешнику. Тут растет двести корней ореха-фундука, и эти деревья кормят всю большую семью Вахо. Он показывает мне: «Вот смотри, этот ряд находится еще на территории Абхазии, а вот тот уже на территории Грузии. Но все это мой участок. Получается, что границу проведут прямо у меня в огороде?» – спрашивает Вахтанг, думая, что у меня есть ответы на все вопросы.

Таких, как Вахо, в Гальском районе десятки семей. Пограничные сооружения, в данном случае, колючая проволока, смотровые вышки и прочая инфраструктура пройдут прямо по сельским усадьбам.

Набакеви — одна из приграничных деревень, где линия границы проходит не по реке Ингури, а по полям. Все семнадцать послевоенных лет люди привыкли жить с условной границей и даже иметь от этого свою выгоду. Но в последний месяц российские пограничники, вставшие здесь в 2008 году, стали особенно активно строить инфраструктуру.

«Настоящая граница» с Грузией – заказ Абхазии, которая заключила соглашение с Россией об охране границы и дала российскому контингенту значительные преференции. Взамен Сухум рассчитывает на то, что российские войска построят укрепленную линию границы.

В Абхазии по-прежнему опасаются грузинского вторжения и хотят как можно прочнее укрепить оборону страны на всякий случай.

В Гальском районе такая укрепленная граница порежет жизнь населения пополам.
Люди в растерянности. По ту сторону могут остаться не только огороды, но и близкие люди, работа. Многие жители Гальского района работают и учатся на территории сопредельного Зугдидского района Грузии.

Гальский район – особый регион Абхазии. После того, как в 1999 году первый президент Абхазии Владислав Ардзинба принял решение вернуть грузинских беженцев в этот район, маятник международного общественного мнения впервые сильно качнулся в сторону непризнанного государства. Ведь нигде больше, ни в Карабахе, ни в Косово, ни в других горячих точках, ни одна из противоборствующих сторон не принимала решение вернуть десятки тысяч беженцев без международных гарантий.
С тех пор Гальский район – единственный регион в стране, где почти все население -этнические грузины.

За прошедшие с того времени одиннадцать лет люди многое пережили. Они жили в коровниках, постепенно отстраивая свои дома, пережили криминальный беспредел и много чего еще. И вот теперь, когда жизнь вроде как наладилась, гальцы опять не знают, каким будет завтрашний день.

Наш герой Вахо Булискерия, один из тех, кто научился жить в зоне конфликта. У него хоть и не роскошный, но вполне обустроенный дом, большое хозяйство и куча родственников по ту сторону границы.

«Чего только не было. Меня грабили четыре раза, месяцами не было света, дети голодные в школу ходили. Теперь все по-другому. То, что я выращиваю, продаю на этой(абхазской) стороне, потому что здесь цены выше. Но за продуктами жена ездит в Зугдиди, они там дешевле, чем здесь. Мои дети ходят в школу в Хурче(ближайшая грузинская деревня), но мои близкие оттуда приезжают работать сюда. Здесь и работа есть, и платят нормально».

И действительно, пока мы ехали из районного центра в эту деревню, мы измучились от плохих дорог, но по сторонам видели сплошь заново построенные дома. Гальцы научились использовать выгодное положение приграничного района. Оживилась торговля, появились производства. Оказалось, что курорты Абхазии очень нуждаются в овощах, фруктах и другой сельхозпродукции, которую могут поставлять гальцы.

Вахтангу, как и всему населению Гальского района, пока не объяснили, как они будут передвигаться через границу, когда ее закроют. Министр иностранных дел Абхазии Максим Гвинджия в декабре заявил, что специально для населения региона будут открыты пропускные пункты в достаточном количестве. Ранее то же самое сказал и президент республики Сергей Багапш. Но пока на деле единственным легальным пунктом пересечения границы остается контрольно-пропускной пункт «Ингур» на центральной автотрассе. Жители самого города Гали, как и других отдаленных от границы сел, при поездках в Грузию всегда переходили через этот пункт, никаких неудобств для них не возникнет и сейчас. Но для тысяч людей, живущих в приграничных селах, очень важно, чтобы они не лишились свободы передвижения.

На данный момент колючая проволока протянулась на несколько километров в так называемой верхней части Гальского района. Здесь граница проходит по Ингури, и мест, где можно было бы пересечь реку, нет. Но когда та же проволока появится и в нижней части района, население нескольких больших сел окажется в сложном положении.

Село Набакеви находится от этого главного пограничного поста в 12 километрах. Но это еще не очень далеко. Другие деревни расположены на расстоянии 15-20 километров, а деревня Пичори, расположенная на берегу моря, отстоит от этого КПП в 30 километрах . Пока еще жители могут пользоваться пешими переходами и небольшими мостами через реку. Но если их закроют а жителей заставят передвигаться через Ингурский мост, то ближайшие грузинские холмы для жителей приграничных деревень Гальского района станут дальним зарубежьем.

10 января жители нескольких деревень Чубурхинджского избирательного округа выбирали депутата парламента. Этот округ объединяет как раз те села, которые находятся вдоль границы. В конце прошлого года умер Юрий Кереселидзе, избранный, а правильнее сказать, назначенный депутатом несколько лет назад. Его место оказалось вакантным, и впервые за все послевоенные годы у гальцев была возможность выбора между двумя кандидатами. Свои кандидатуры выставили полномочный представитель президента Абхазии в Гальском районе Руслан Кишмария и предприниматель Гоча Джалагония.

Первые свободные выборы были с местным колоритом. Почти под ногами у Джалагония за день до выборов взорвалась граната, и он чудом уцелел. А выборы выиграл Кишмария. В его победе никто и не сомневался. В Чубурхинджи, главном селе округа, у него много родственников, а это здесь очень многое значит. К тому же Кишмария на протяжении всех послевоенных лет пользуется доверием жителей. Он многие годы был главой местной администрации и даже в тяжелые времена частых эскалаций грузино-абхазского конфликта поддерживал население.

Но история со взрывом гранаты тем не менее получилась очень странной.

Правоохранительные органы Гальского района возбудили дело по статье «хулиганство», а из туманных комментариев представителей генеральной прокуратуры можно сделать только один вывод: они подозревают Джалагония в том, что он сам себя пытался подорвать. В последние дни журналисты не могут допроситься комментариев у бывшего кандидата, однако сразу после инцидента он заявил, покушение на него связано с выборами.

И тем не менее, январское голосование, первый случай, когда на выборах была реальная конкуренция. Люди могли выбирать между влиятельным чиновником — этническим абхазом и предпринимателем – этническим грузином.

Оба кандидата не скупились на встречи с избирателями, для которых вопрос границы – один из главных. Избранный депутатом парламента Абхазии Руслан Кишмария обещает, что усиление пограничного режима не повлияет на повседневную жизнь жителей приграничья.

По большому счету жителям Гальского района уже давно пора самим формулировать и озвучивать свои интересы. Пока что этого никто не делает. На обратном пути из Набакеви мы заехали в администрацию Гальского района встретиться со старыми знакомыми. Тут мало что изменилось за последние десять лет. Так же где-то в кабинетах щелкает печатная машинка, компьютеров до сих пор на всех не хватает. В полусонной дреме из кабинета в кабинет бродят сотрудники администрации и депутаты районного собрания. Вот Фридон Абакелия, талантливый человек, который перевел Библию на мегрельский язык, всю сознательную жизнь он местный депутат. Он расспрашивает нас о событиях в «большом мире», а когда мы говорим, что надо бы добиться ремонта дорог, депутат разводит руками: а что мы можем сделать?
В Гали живет очень много людей, которые все еще боятся абхазов по старой военной привычке, еще больше не любят российских пограничников, потому что «с абхазами хоть договориться можно было, а с этими никак», и уже боятся ездить в Грузию, потому что там прессуют иногда тех, кто «сотрудничает с абхазами».
Люди так и не могут определиться, в какой стране они живут. Конечно, многие в течение долгих лет надеялись, что тем или иным путем, даже если Абхазия останется независимой, Гальский район вернется в состав Грузии. Здесь до сих пор верят в некие переговоры по схеме «территории в обмен на независимость», когда Тбилиси признает независимость Абхазии, а Сухум вернет Грузии Гальский район.

Строительство смотровых вышек и пограничных пунктов на Ингури отодвигает такую перспективу на неопределенное будущее.

А в Сухуме до сих пор не готовы признать гальцев полноценными гражданами страны. Власти, стремящиеся проводить более либеральную политику по отношению к населению региона, готовы были уже раздать населению национальные паспорта, но резко против выступила оппозиция, считающая, что гальцы прежде должны отказаться от грузинского гражданства. Так что пока только 10-15% населения Гальского района являются гражданами Абхазии.

Вопрос гражданства для населения сегодня отошел на второй план. Люди боятся потерять связь с Грузией, в орбите которой они продолжают жить.

Антон Кривенюк, Сухум, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *