ФСБ, Рамзан и непонятливый пресс-секретарь

НАЗРАНЬ, 27 февраля, Caucasus Times — Лема Гудаев — начальник информационно-аналитического управления администрации президента и правительства Чечни, фактически пресс-секретарь Рамзана Кадырова с момента его появления во власти — отправлен в отставку по неизвестным пока причинам.

Тем временем, по оценкам многих наблюдателей, Лема Гудаев все эти годы являлся «одним из неслучайных людей в близком окружении» Кадырова-младшего. Именно Гудаева считают человеком, который, в частности, обеспечил Рамзану Кадырову победу в информационной войне со своим предшественником на посту главы республики Алу Алхановым.

Этим он во многом предопределил решение чеченского «кадрового вопроса» в пользу своего шефа. Тот же Гудаев в аппаратной битве, завершившейся полным разгромом Алханова, сыграл, по мнению экспертов, одну из ключевых ролей.
По этой и ряду других причин Лема Гудаев воспринимался почти всеми человеком, которого Рамзан Кадыров не «сдаст» ни при каких обстоятельствах.

Даже тот факт, что в свое время Гудаев достаточно активно сотрудничал с информационно-пропагандистскими структурами Джохара Дудаева, не ставился ему в вину, а рассматривался как несомненное достоинство, понимаемое как опыт и знание подноготной событий на Северном Кавказе.

Гудаев еще в советские годы занимался научной, исследовательской работой, и, без сомнения, должен быть отнесен к числу специалистов, которые понимают, знают глубинную суть, протекающих в регионе процессов. Поэтому, наверное, в его оценках событий и фактов политическая составляющая никогда не перекрывала правду жизни и истории.

В республике обсуждают несколько версий отставки. Все они сводятся к попытке ответить на один вопрос: когда и на чем «прокололся» Гудаев? И в первую очередь, вспоминают о его заявлении в январе этого года.

Тогда ФСБ распространила сообщение о том, что живущий в Англии Ахмед Закаев-де направил на Северный Кавказ своих эмиссаров с задачей сформировать подконтрольные ему вооруженные формирования. Как полагают многие, Гудаев проявил, по меньшей мере, неосторожность, подвергнув сомнению достоверность растиражированных всесильной спецслужбой сведений. Вот цитата из его заявления:

«Закаев, на мой взгляд, — один из немногих и наиболее адекватных представителей так называемого правительства Ичкерии. Он отвергает террористические методы сопротивления, и за ним не тянется шлейф тяжких преступлений, и потому мне не совсем понятен смысл утверждений о его причастности к формированию каких-либо вооруженных террористических групп. На этом фоне я считаю, что появившееся в свете последних публикаций заявление Ахмеда Закаева о готовности обсуждать вопросы, решение которых поможет избежать продолжения кровопролития в регионе, наглядно показывает, что этот человек не заинтересован в собственной дискредитации».
И тут же: «Трудно сказать, кто заинтересован в компромате на Закаева, но то, что этот компромат может серьезным образом повлиять на срыв наметившегося конструктивного публичного диалога, на мой взгляд, вполне очевидно».

Известно и другое — Гудаев предпочитал не обнажать собственную позицию, а если оценок и суждений нельзя было избежать, то придерживался некой стандартной линии, которая укладывалась в русло проводимой Рамзаном Кадыровым политики. Поэтому, как предполагают многие, и в случае с Закаевым он лишь артикулировал точку зрения президента Чечни, с которым, нет сомнений, он обсуждал эту тему не однократно.

Очень похоже на то, что Рамзан Кадыров вынужден был уступить «рекомендациям» Москвы. Он удалил от себя проштрафившегося пресс-секретаря.

Сильно преувеличенное всесилие президента в решении кадровых вопросов – это больше миф, нежели реальность еще со времен Кадырова старшего.

Не было ни одного случая, когда федеральный центр не сумел настоять из кадыровской «обоймы» неугодного Москве человека. Или сохранить, вопреки желанию самого Кадырова.

Из заявлений Гудаева в последние два месяца, по меньшей мере, раздражение в некоторых московских кругах могли вызвать и его оценки убийства в столице России адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой. Пресс-секретарь Президента ЧР напрямую связал это двойное преступление с условно-досрочным освобождением бывшего полковника российской армии Буданова.

По мнению Гудаева, Маркелов и Бабуров были убиты только для того, чтобы и другие «адвокаты не рылись в этом деле, и, скорее всего, это был акт устрашения».

На фоне «грозного» Рамзана и его близкого окружения, Лемма Гудаев – человек далеко не воинственного вида, выглядел как чужак.

Доступность, открытость Гудаева создавали иллюзию демократичности самого режима. Это ощущение, должно быть, уйдет вместе с Гудаевым, и вряд ли освободившееся место займет человек, который будет способен заявить вслух, что ему «непонятен смысл утверждений» ФСБ.

Салах Касаев, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *