Древо желаний Аси Еутых

Это одна из последних работ уникальной адыгейской художницы по металлу, ювелира Аси Еутых – эпическая яблоня Нартов, на которой вырастало каждый день одно-единстенное яблоко, обладавшее чудодейственной силой. В его золотых ветвях прячутся три серебряные голубки, похищавшие по ночам драгоценное яблоко Нартов. Только эпический образ? Или древо желаний самой Аси, ставшее для нее древом познания?

Так уж случилось в ее жизни, что ее не обходят вниманием шейхи и президенты. Но не любят соседи. Ее называют национальным достоянием Адыгеи, а она по-прежнему живет в старом домике послевоенной постройки, доставшемся по наследству ее мужу. Единственное комфортное место в нем – Асина мастерская. Остальное больше напоминает заброшенные когда-то пыльные театральные декорации.

-Приходится выбирать между работой и домашним хозяйством. Знаешь, а я ведь всегда мечтала совсем о другом. Хорошо помню, как в детстве приставала к отцу: почему у нас дом без колонн, ступеньки не мраморные? И думала, что когда выйду замуж, у меня будет сказочный дом и я буду заниматься хозяйством. Для меня это до сих пор идеальный образ – красивая женщина в доме…

Из-за включенной бормашины – доводит какую-то деталь на рукоятке почти готового акинака – я почти не слышу ее слов. Но рисуемый ею образ угадывается и так. Очень уж напоминает светлорукую Адыиф из того же нартского эпоса. Ася не расстается с этой давней своей работой – серебряной женской фигуркой со звездочкой на раскрытой ладони. А в ее собственных пальцах «похоронены» серебряные стружки, проглядывающие сквозь кожу голубой крапинкой.

Руслан, муж Аси, приносит чай. Ей, как всегда, в огромной бульонной чашке. Так она греет свои вечно стынущие анемичные руки. Те самые, что «до зубов» вооружили гвардейцев принца Иордании.

-Ты бы видела, с каким ужасом смотрел на меня хозяин дома, в котором мы жили в Аммане. Представляешь, что такое для восточного мужчины подобное зрелище – женщина, что-то вытворяющая с огнем и металлом! Мы с Русланом работали тогда круглосуточно, чтобы сделать полный комплект для принца и его гвардейцев. В каждом кинжал, шашка, жирница, в которой черкесы держали смазку для оружия, даже кобура. Они приспособились в ней свои «беретты» носить. Оружие на Востоке не может быть одной лишь данью традиции.

В какой мере то, чем занимаешься ты, – это твоя собственная дань адыгской традиции?

Вначале я вообще считала, что должна восполнить то, что было утрачено адыгами после Кавказской войны, разбросавшей их по свету. Всего лишь ремесленники, они делали необыкновенные по своей художественности вещи. Но со временем, особенно когда сталкиваешься с археологическим материалом 3 – 4-тысячелетней давности, национальная привязка начинает стеснять…

Она хорошо знает себе цену – еще с тех пор, когда оставалась без рубля, но не поступалась ни центом из сотен и тысяч долларов, в которые оценивала свои работы. И они расходились по частным коллекциям, их стали приобретать музеи, даже ГИМ – Государственный исторический музей, не очень интересующийся современным искусством. Но в Национальном музее Адыгеи до сих пор нет ни одной работы с тамгой мастера Аси Еутых.

-Это же библейская истина: не бывает пророков в Отечестве своем. Ну а если ты женщина… Я недавно общалась с Манабой Магомедовой – знаменитой кубачинской мастерицей. Как раз об этом и говорили. Нужно быть на порядок состоятельней в своем деле, чем мужчины, чтобы тебя признали.

Тебе до сих пор приходится утверждаться?

Еще бы! Знаешь, что обычно говорят, когда смотрят на мои работы… Удивляются не тому, как хорошо это сделано, а тому, что это сделано женщиной! А что я последние 10 – 15 лет сплю не больше четырех часов в сутки, никого не интересует.

Своих двоих сыновей она так и выносила, почти не вставая из-за рабочего стола. Только с реактивами не работала: Руслан категорически запретил. Робототехник по образованию, он давно занимается Асиным делом.

— Даже в этом мы с Манабой похожи, – задумывается Ася. – Ее муж тоже работает вместе с ней и тоже, получается, на вторых ролях. Пожалуй, я не знаю других случаев, чтобы женщина профессионально занималась искусством и имела при этом нормальную семью. Обычно бывает или одно, или другое…

Лариса Хакуз, Майкоп Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *