«Дохлая лошадь» для президента республики

Прага, 25 февраля, Caucasus Times — В кабардинском национальном движении давно зрел раскол. Его корни – в конце 90-х, когда власть, испугавшись влиятельности общественной организации «Адыгэ Хасэ», предприняла экстренные меры по ее нейтрализации. Но сейчас из фактического небытия эту организацию пытаются возродить те, кто более десяти лет назад быстро смирился с ее потерей.

Что стоит за этим круговоротом? Скорее всего, власти решили использовать возможности кабардинской общественной организации в противостоянии балкарскому национальному движению, а именно Совету старейшин балкарского народа, который за последние несколько лет попортил немало крови и нервов республиканским политикам самого высокого ранга, и в первую очередь, президенту Канокову.

Но сначала небольшой исторический экскурс.

Во времена перестройки – во второй половине 80-х годов — в республике различные группы людей стали создавать нечто вроде клубов по интересам. Некоторые из них ставили задачи национального возрождения, поднимали проблемы обучения родным языкам и т.д. Самой массовой, самой влиятельной организацией быстро стал клуб любителей искусства «Ашамаз» (персонаж нартского эпоса). Этот клуб посещала в основном творческая молодежь, студенты. Потом сюда начали подтягиваться люди более зрелые, авторитетные (в хорошем смысле этого слова).

К началу 90-х страну захлестнула волна национального возрождения на окраинах и в регионах в этот процесс активно включились в превую очередь представители творческой интеллигенции. Неудивительно, что «Ашамаз» стремительно политизируется и в результате становится инициатором и организатором массового движения, получившего название «Адыгэ Хасэ». О влиятельности этой организации можно судить и по тому, что в первый состав республиканского парламента прошли три депутата, представлявшие хасу. Вокруг них объединился другие народные избранники, поддерживавшие движение. Они создали влиятельную парламентскую группу.

В 91-м году, когда случилось ГКЧП, главной движущей силой двухнедельных протестов, пикетов, митингов, голодовок против того, что руководитель Кабардино-Балкарии Валерий Коков поддержал ГКЧП, была именно хаса. События развивались по чеченскому сценарию, но когда Коков, чтобы получить передышку в противостоянии, заявил, что уходит в отставку с поста председателя Верховного Совета КБР, лидер хасы Заур Налоев заявил, что им тоже власть не нужна: мол, не за власть боролись, а за идеалы.

В августе 92-го началась война в Абхазии, в связи с чем в сентябре арестовали лидера Конгресса кабардинского народа Юрия Шанибова, что было больше похоже на провокацию со стороны властей. Потом были штурм местного телевидения, чрезвычайное положение, осада Дома Советов. Появились неподконтрольные силы, провокаторы. Но именно лидеры хасы смогли предотвратить в республике массовое кровопролитие.

В 94-м Налоев ушел в отставку, а председателем «Адыгэ Хасэ» стал его зам Валерий Хатажуков.

В 2000 году республиканские власти начинают борьбу с вольностями, которые позволяли себе национальные движения. Для начала пытались действовать, используя тактику широкого подкупа. Лидераов хасы призывали «жить дружно», предлагая им разнообразные «теплые» должности. . А когда этот сценарий не прошел, создали оргкомитет по проведению внеочередного съезда хасы, которую и возглавил ее нынешний лидер журналист Мухамед Хафицэ.

Потом был суд, продолжавшийся почти год. Но параллельная структура смогла отобрать у своего близнеца все – прежде всего имя и авторитет. Так хаса стала ручной и одновременно никому не нужной, потому что имя ей удалось сохранить, а авторитет быстро улетучился. По существу некогда мощная организация стала вновь клубом по интересам.

Следует заметить, что национальные движения балкарского и русского народов претерпели в республике примерно такие же трансформации. Однако несколько лет назад балкарским активистам удалось кое-что возродить. Они создали Совет старейшин балкарского народа, популярность которого быстро росла на фоне всеобщей политической индифферентности.

Тогда и вспомнили про кабардинскую хасу. Где она, почему не отвечает на выпады в сторону кабардинцев, в сторону президента, которого балкарцы обвиняют в предоставлении всевозможных преференций своим соплеменникам? Возрождение хасы стало выгодным власти – самим как-то не очень прилично отвечать на выпады «экстремистов», коими суд признал участников ССБН, а общественной организации это как раз с руки (сейчас, правда, деятельность ССБН запрещена по решению суда, но ее лидерам ничего не стоит зарегистрировать новую организацию со схожими целями).

Вскоре в республиканской печати появляется обращение инициативной группы, от имени которой выступили заместитель председателя Союза промышленников и предпринимателей КБР Жантемир Губачиков и председатель кабардинской общественной организации «Джэ макъ» Гумар Мурзаканов.

В обращении говорилось, что национальная организация кабардинского народа в последние годы фактически оказалась за пределами общественно-политической жизни республики: съезды не проводятся много лет, хаса потеряла дееспособность, руководство по существу является нелегитимным.

По мнению авторов обращения, заметное обострение общественно-политической ситуации и межнациональных отношений стало возможным в результате отсутствия у «Адыгэ Хасы» «принципиальной публичной позиции и терпимости к тем, кто пытается с помощью фальсификации истории поднять свой рейтинг в глазах общественности, дестабилизировать и раскачать общественно-политическую ситуацию, что противоречит интересам всех народов Кабардино-Балкарии».

Члены инициативной группы отмечают, что индифферентность, позиция невмешательства и стороннего наблюдателя хасы вызывают «недоумение и тревогу у широких кругов кабардинской общественности».

«Методы работ, которые хочет мне навязать так называемая инициативная группа, для меня не приемлемы. Эти люди хотят, чтобы я повторил их методы работы образца 91-92-х годов — площадь, митинговщина, противостояние другим народам. Этого они никогда от хасы не дождутся, пока я ее возглавляю. Я думаю, мы должны быть гораздо мудрее, чем наши предшественники. В хасе должны быть трезвые люди, которые будут работать на мир и согласие в республике», — заявляет руководитель «Адыгэ Хасэ» Мухамед Хафицэ.

«Когда прежнюю хасу разогнали, у ее руля стали бывшие партократы, пахнущие нафталином. Им только надо, чтобы хаса не высовывалась. Мы же хотим, чтобы хаса вновь была активным участником общественно-политической жизни республики. При этом мы ни в коем случае не намерены противостоять нынешней власти, мы хотим, чтобы руководство республике не беспокоили те вопросы, которые можно решить на уровне общественной организации. Мы хотим привести в хасу патриотов республики, молодежь», — говорит председатель общественной организации «Джэ макъ» Гумар Мурзаканов.

Предположительно, съезд хасы состоится в апреле этого года.
«Вокруг кабардинского национального движения действительно ведется много разговоров. Я, например, абсолютно уверен: если хаса была бы более-менее авторитетной, событий 13 октября в Кабардино-Балкарии могло и не произойти. По крайней мере, не в такой форме. Но люди, которые сегодня говорят о возрождении, пекутся не об этом, они хотят стать ближе к власти. Ничего подобного тому, что было в 90-е годы, воссоздать невозможно. Сегодня совсем другие времена. Не вижу я никакой логики и в том, что эти люди хотят заставить нынешнюю хасу стать политически активной. От прежней хасы у нее ничего не осталось, кроме бренда, а бренд в данном случае никакого значения не имеет. Разумнее было бы создать новую организацию и заявить, что она являются идеологическим приемниками старой хасы. Своими же действиями они лишь продлевают жизнь той организации, которую критикуют», — считает наш эксперт.

Валерий Хаиров, Нальчик, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *