Черкесский вопрос между Анкарой и Москвой

Черкесский вопрос между Анкарой и Москвой

Черкесский вопрос приобрел новую актуальность. Один за другим в Тбилиси и в турецком городе Бурса прошли черкесские конференции. В Европейском Парламенте состоялся 5-й «Черкесский День». Однако, кроме самих черкесских организаций, проблемами черкесов, похоже, всерьез заинтересовались в Москве и Анкаре.
После распада СССР и восстановления связей между черкесами, живущими в России (Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Адыгея) с зарубежной диаспорой (Турция, Иордания, США, Европа) в черкесском обществе наметился национальный подъем, который в 90-е едва не вылился в сепаратистский проект – «Великая Черкесия». Однако война в Чечне и репрессивные действия региональных властей предотвратили эскалацию конфликта на северо-западном Кавказе. Сегодня черкесские национальные идеи звучат с новой инертностью.
В основе черкесского вопроса лежит историческая обида черкесов на Россию, которая в результате многолетней колониальной войны на Северном Кавказе истребила значительную часть черкесского этноса. Например, в результате длительной войны прекратил свое существование черкесский субэтнос – Убыхи. Черкесы утратили свои исконные территории на Кубани. Также в результате войны, большая часть переселилась в Османскую Империю, нынешнюю Турцию, где сегодня образовалась самая многочисленная и активная черкесская диаспора.

Особенность черкесского вопроса на Кавказе заключается в том, что, во-первых, в отличие от множества этносов, которые сегодня населяют территорию Северного Кавказа, черкесы, или как их иначе называют, адыги, являются титульным народом в трех северокавказских республиках — Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Кроме того черкесы рассматривают часть Ставропольского и значительную часть Краснодарского края территориями, на которые они имеют исторические права, в том числе и Красную поляну, где сегодня расположена летняя резиденция президента России.

Во-вторых, это самая многочисленная и влиятельная северокавказская диаспора за пределами России. Если на Северном Кавказе насчитывается более миллиона черкесов,то диаспоры в Турции, Иордании, Сирии, Европе и США насчитывают более 2-х миллионов человек. Самая многочисленная диаспора – турецкая, более миллиона человек.

Благодаря этим особенностям, черкесский вопрос сегодня рассматривается разными игроками на Кавказе как еще одна ахиллесова пята у России. Это определенные силы в Грузии, США, Турции и самой России. Эти силы пытаются оказать на Россию давление, используя черкесскую карту.
Черкесский вопрос в Грузии возник в ответ России на признание независимости Южной Осетии и Абхазии. Однако черкесский вопрос в арсенале грузинских политтехнологов – это лишь одна из тем, с помощью которых Грузия пытается вызвать раздражение России. Не так давно Грузия заявила о безвизовом режиме для жителей Северного Кавказа – чеченцев, аварцев, осетин и т д.

На самом деле Грузия не готова выходить за определенные политические рамки. Требования ряда черкесских обществ в России и за рубежом сводится к признанию геноцида черкесов во время Кавказской войны 1817–1864 годов. Грузия по понятным причинам этого делать не будет. Армянская община в Грузии потребует от Грузии признать тогда геноцид Армян в Турции.

Если же говорить о Турции, поскольку на ее территории проживает самая многочисленная черкесская диаспора, превышающая по численности черкесский социум на Северном Кавказе, то естественным образом ее влияние на турецкие политические круги значительное.

Еще со времен Османской империи черкесские генералы занимали высокие посты в турецкой армии и имели большой политический вес. И сегодня их потомки занимают высокопоставленные посты в руководстве турецких политических партий, а также в академических и военных кругах.

Анкара вынуждена учитывать фактор кавказской-черкесской диаспоры на турецкой территории.

К тому же, черкесы в Турции представляют второй после курдского этноса этнический массив. И хотя между черкеской диаспорой и турецкой республикой нет прямого конфликта, как в случае с курдами, черкесский вопрос периодически всплывает на поверхность. В отличие от Курдской рабочей партии, черкесские общественные движения толерантны и не требуют создания на территории Турции своей автономии. Но черкесы сегодня требуют признать за ними статус национального меньшинства (со времен Мустафы Кемаля Ататюрка турецкие черкесы указываются в переписи турками). Признав черкесов как самостоятельный этнос, Турция рискует попасть в ловушку, так как вслед за этим черкесская диаспора попросит Турцию вспомнить о причинах появления черкесов в Турции и признать поначалу факт насильственной депортации черкесов Россией в Турцию, а затем уже и поставит на повестку вопрос о признании геноцида.

Этот политический документ в свою очередь нужен черкесам для того, чтобы в будущем оказать политическое давление на Россию, с целью инициирования процесса репатриации черкесов на Северный Кавказ.

Для Турции этот шаг опасен тем, что Россия, во-первых, может инициировать переговоры с армянской диаспорой в вопросе признания геноцида армян в 1915 году. Кроме того , Россия может оказать поддержку Курдской рабочей партии, которая в Турции считается террористической организацией. Именно поэтому Турция до сих пор не приняла соответствующего документа по признанию черкесов как национальное меньшинство. Черкесы же давят на Турцию через Европейские институты, указывая на нарушения их прав, на утрату их языка и культуры.
Что же касается собственно черкесов в России, то их активизация связана с тем, что у черкесских организаций в России вот уже несколько лет нет никакой возможности обсудить свои проблемы с региональными и федеральными властями. С одной стороны- это недовольство предстоящими зимними Олимпийскими играми в Сочи, против проведения которых именно в этих местах выступают западные черкесы (адыгейцы, шапсуги). Они обосновывают свои протесты тем, что Сочи и другие территории на северо-западе Кавказа, где проживали их предки, и где сегодня возводятся Олимпийские объекты, усеяны костями их предков. С другой стороны восточные черкесы возмущены муниципальными земельными реформами, которые ограничивают их права на пользование пастбищными землями.
Длительное игнорирование Москвой этих и других вопросов привело к тому, что черкесы в России стали искать помощи за рубежом — в европейских, грузинских и американских институтах права. Еще несколько лет назад требования черкесов носили сугубо социальный и экономический характер, но благодаря не желанию региональных и федеральных властей замечать проблемы черкесов, сегодня их требования трансформировались до уровня политических лозунгов. В их числе — требование признать геноцид черкесов.
Россия сегодня старается снизить степень напряженности в черкесском направлении путем малых мер. Это создание разного рода структур по вопросам репатриации, создание альтернативных черкесских организаций в Турции и России, подконтрольных Москве и Анкаре.
Так, Москва внесла поправки в Указ президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г. № 637 закон «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом». Было заявлено о создании специальной структуры по делам репатриантов.
Однако, по сути, эти меры не позволяют черкесам вернуться на Северный Кавказ с теми правами, на которые они рассчитывают. Статус репатрианта в России это не совсем то, чего добиваются те же турецкие черкесы. Ведь, по сути, они не обеспечивают процесса реституции, а ведь именно возмещения материального ущерба и хотели бы добиться черкесы через признание геноцида. Кроме того, от репатрианта требуется знание государственного языка, а именно — русского, с чем категорически не согласны черкесы, для которых родным языком является адыгский язык.
Соответственно черкесы требуют от России специальных условий для реального возвращения на историческую родину. Среди них: упрощенная процедура предоставления черкесам вида на жительство для проживания в Российской Федерации, предоставление черкесам безусловного право на получение российского гражданства с одновременным сохранением гражданства страны проживания.
На современном этапе истории черкесский вопрос затрагивает интересы двух больших игроков на Кавказе – Турции и России.
И сегодня у России и Турции гораздо больше общих интересов, нежели противоречий, которые базируются на событиях многолетней давности — одиннадцать войн общей продолжительностью в 44 года. Сближению Москвы и Анкары значительно поспособствовал отказ России от поддержки Курдской рабочей партии, считающейся в Турции террористической организацией. Общей проблемой двух стран становится также противостояние радикальному исламу. В этом плане у светски- ориентированной Турецкой Республики накоплен значительный опыт, как и в борьбе с ультранационалистическим и крайне левым терроризмом. Сегодня охлаждение в американо-турецких (из-за войны в Ираке и разных подходов к курдской проблеме) и турецко-европейских отношениях (из-за приема греческой части Кипра в ЕС и отказа в приеме Турции) объективно толкает Анкару в сторону сближения с Москвой. И объятия эти могут быть взаимно распахнутыми во многих вопросах, включая в первую очередь вопросы экономической выгоды.
Именно поэтому многие аналитики считают, что активизация подконтрольных Москве черкесских организаций в Турции свидетельствует о том, что Стамбул и Москва решили действовать сообща в черкесском направлении.
Так, подконтрольный Кремлю президент Адыгеи Аслан Тхакушинов обратился с заявлением к участникам съезда черкесских организаций в турецком городе Бурса. Аслан Тхакушинов подчеркнул, что сегодня Россия и Турция стали стратегическими партнерами в деле обеспечения глобальной и региональной безопасности, экономического и культурного сотрудничества.

На данном съезде черкесские организации приняли решение о выходе черкесской общины из состава северокавказских общественных организаций Турции, объединяющих абхазов, чеченцев и других представителей кавказских этносов. Участники отметили, что «на черкесском народе лежит огромная ответственность по обеспечению мира, безопасности и стабильности, экономического и культурного развития России и Турции». В пояснение, скажем, что много лет назад черкесская диаспора пошла на уловку Анкары и подписалась под общим названием «Кавказская диаспора», куда вошли аварцы, абхазы, чеченцы и др., что позволяло образованным коммунам получать различные правительственные гранты под «общекавказскую крышу». Сегодня черкесы выходят из-под этой крыши, чтобы консолидироваться и сфокусироваться на своих проблемах. Но смогут ли они вообще договориться, учитывая разновекторность интересов???
Эффективность в решении черкесского вопроса в первую очередь зависит от самой черкесской диаспоры, которая далеко не однородна и едина в своем мнении даже в самой Турции. Значительное число турецких черкесов, в особенности молодежь, ассимилировалась и не владеет родным языком. Многие черкесы успешно интегрировались в турецкое общество, среди них и силовики, и дипломаты, и ученые. Они помнят о своей культурной идентичности, но считают себя лояльными гражданами в стране проживания.
Требования же более активной части черкеской диаспоры за рубежом сводятся к возмещению утраченных во время колониальной войны земель, а также к возмещению материального ущерба. Они надеются получить всё сполна. Предполагается объединение Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи в один регион, подъемные для репатриантов, налоговые преференции для черкесских бизнесменов, которые желают вернуться на свою историческую землю, чтобы заняться там бизнесом. Все это возможно только через реализацию проекта «геноцид».
Для российских же черкесов, очевидно, что Москва никогда не пойдет на объединение этих республик, так как, во-первых, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии проживает еще один народ – тюрки – карачаевцы и балкарцы, у которых свои земельные претензии к Москве и Черкесам. А во-вторых, примеру черкесов могут последовать и другие этносы на Кавказе. Те же казаки на Кубани.
Это главное противоречие в стремлениях зарубежных и российских черкесов, которое и ставит под вопрос их общую национальную идею.

Черкесы сегодня переживают национальный подъем, появился некий элемент консолидации черкесских организаций по общенациональным вопросам. Происходит это под влиянием комплекса факторов, как внутренних, так и внешних. Есть определенные тенденции в черкесском направлении, когда черкесские организации пытаются сегодня выработать единый подход к решению своих национальных вопросов. Но долгие года раздельного проживания черкесов, как внутри России — черкесов в Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии- , так и за ее пределами — Турции, Иордании и других странах мира, наложили свой неизгладимый отпечаток на мировоззрение этих субэтносов, их отношение к своей истории, своей роли в мире, что для рождения вновь, им понадобится новое мироощущение , которое и сделает их неотделимыми друг от друга.

Данная статья написана на основе интервью изданию Этноглобус
http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=779

Мурат Карданов

Черкесский вопрос между Анкарой и Москвой: 2 комментария

  • 02.01.2011 в 17:04
    Permalink

    Ya schitau, chto nesmotria na visheukazannie prepiatstvia y trudnosti, cherkesskiy narod doljen dobivatsia priznania genocida. Izvestno, chto eto ne proizoidiot ni «zavtra»,ni «poslezavtra, uchitivaya tot fakt, chto vhodiat v sostav odnoy iz «samih demokraticheskih stran» mira. No, terpenie y trud- vsio peretrut. Nado stremitsia k konsolidacii Velikogo Cherkesskogo naroda y putiom peregovorov, neustanno dobivatsia priznania genocida.

    Ответ
  • 05.01.2011 в 17:04
    Permalink

    Согласен, судьба черкесского народа в его руках. Главное нужно соласие, нужно договориться. Но для начало необходимо создать молежные черкесские организации и уже при помощи этих организаций давить на власти и ммеждународные структуры.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *