Цена стабильности

ПРАГА, 20 ноября, Caucasus Times — Снова об Ингушетии. Статистика говорит не в пользу нового лидера республики. Только с начала года в Ингушетии были убиты, по меньшей мере, 16 милиционеров и двое военнослужащих.

Сами силовики, сравнивая цифры, признали: уровень насилия в Ингушетии значительно вырос. Министр внутренних дел республики объясняет это усилением активности правоохранительных органов. «Мы активизируемся, и они активизируются», — сказал на пресс-конференции в Назрани глава МВД Ингушетии Руслан Мейриев.

Сам президент Евкуров признает, что активность бандитского подполья не удается сбить. Однако в своих комментариях ситуации он лишь замечает: «Ситуация достаточно сложная. Она не трагичная, не провальная, она просто сложная»

Евкуров получил от Кремля раздираемую внутренними конфликтами республику несколько месяцев тому назад. Кредит доверия Москвы и собственного народа Евкуров растрачивает на форумы, прямую связь с народом и примирение кровников. Все это, безусловно, вызывает уважение, но вместе с тем, говорит о том, что главную задачу, возложенную на его генеральские плечи, Евкуров решить не может.

Многие жители Ингушетии, с которыми корреспонденту Caucasus Times удалось поговорить в Назрани, верят в то, что Евкуров делает все возможное, чтобы принести мир в республику. Но пока их жизнь не изменилась.

«Каждый день кого-либо убивают. Не знаешь вернуться ли домой твои близкие или нет» — говорит Мадина, жительница Назрани. Больше всего Зарина боится за своих детей и братьев.

«Выйдешь из дома утром, попадешь случайно в зону, где проводят спецоперацию военные и все», — делится своим тревогами Мадина.

Когда президентом Ингушетии был назначен генерал-майор российской армии Юнус-Бек Евкуров, первой мыслью многих было — Москва направляет еще одного военного бороться с боевиками их же методами.

И действительно многие аналитики, предсказывали Ингушетии жесткую руку Евкурова. Послужной список военного генерала не оставлял сомнений в том, что его действия с подпольщиками будут жесткими, решительными и эффективными.
Но время как всегда ставит все на свои места, рассеивает сомнения и отвечает на ожидания.

Амнистия, объявленная Евкуровым не принесла результатов. Также было в Кабардино-Балкарии, когда президент республики Арсен Каноков призвал представителей исламского подполья явиться с повинной.

Трудно судить, что ожидали власти Ингушетии или той же Кабардино-Балкарии. Очевидно сознательности зеленых братьев, которые не признают кафирскую власть, соответственно ни во что не ставят их ничтожные призывы.

Чеченского эффекта от амнистии не получилось. Рамзан Ахматович Кадыров сопровождал процесс амнистии множеством дополнительных насильственных механизмов, мотивирующих процесс сдачи властям. Главный из которых, это похищение родственников боевиков.

Евкуров же уверен, что перед ним не ставилась такая задача. Он как военный реагирует только прямой приказ, а что подразумевается некая импровизация на месте, до Евкурова пока не доходит.

«Если бы меня назначили президентом из-за моего военного опыта, мне бы так сказали — вот вам тысяча солдат в дополнение, проводите операцию», — рассказывает сам Евкуров.

Сегодня Юнус-Бек Евкуров напрямую общается с оппозиционерами, представителями общественных организаций, матерями арестованных, родственниками погибших. В республике начала действовать горячая линия, на которую каждый житель может сообщить о нарушениях его прав. Президент Ингушетии, копируя популярную акцию Владимира Путина, регулярно отвечает на вопросы жителей в прямом телеэфире. Случаев примирения, в котором участвуют старейшины, имамы и сам президент, уже 23. В Ингушетии каждый подчеркивает — это минимум 23 спасенные жизни. За последние два с половиной месяца в Ингушетии возбуждено до двадцати уголовных дел по фактам хищения бюджетных средств.

Все это вызывает только глубокое уважение, но, увы, не способствует снижению уровня насилия в Ингушетии.

Нет, нет, автор данной статьи, не склонен видеть позитив в кадыровских методах. И это далеко не решит проблему. Ведь всплеск насилия в Ингушетии, это цена, которую Москва платит за относительный мир в Чечне. При этом не известно, чем закончится проект «насильственного мира».

Безопасность кадыровскому режиму в Чечне обеспечивают сотни сотрудников ГРУ. Стоит Москве их отозвать, как маленького тирана настигнет неминуемая смерть. Обеспечить на территории всего Кавказа тотальный агентурный контроль не возможно.

Дедовские методы на Кавказе, увы, уже не действенны. Имперские амбиции Москвы играют на руку северокавказским радикалам.

Каков выход?

А выхода нет.

Для Российского руководства, самым безболезненным выходом из ситуации могла бы стать государственная граница с Восточным Северным Кавказом.
Безусловно, большинство будет против, но кто спрашивал в 90-е годы Таджиков, Киргизов или тех же Грузин.

В один прекрасный день они проснулись в новой стране. И нечего, пережили.

Мурат Карданов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *