«Быть в Абхазии» сегодня модно

СУХУМ, 18 октября, Caucasus Times — Открытие автозаправок «Роснефти» в Абхазии – это не просто частный проект крупной российской компании. Это начало процесса, который станет еще одним сегментом политической нестабильности в Абхазии.

Не всегда на открытии обычного автозаправочного комплекса присутствуют одновременно чиновники высшего эшелона власти двух государств. На открытии автозаправки «Роснефти» на окраине Сухума дело обстояло именно так. Среди гостей особо выделялись президент Абхазии Сергей Багапш, глава администрации президента России Сергей Нарышкин и президент собственно ОАО «НК «Роснефть» Эдуард Худайнатов.

Проектам «Роснефти» в Абхазии придается большое политическое значение, и этого не скрывает ни одна из сторон. Экс-глава «Роснефти» Сергей Богданчиков почти каждый месяц наезжал в Абхазию, где у компании, по ее меркам, были заняты мизерные инвестиции. Между тем в участии российской компании больше политики, чем экономики.

Есть ли нефть в Абхазии еще не ясно. Исследования только стартуют, и «Роснефти» надлежит истратить десятки миллионов долларов, прежде чем выяснится, есть ли смысл разрабатывать месторождение.

И все же уже сегодня можно увидеть явственные следы не только присутствия, но и наступательного вхождения компании во внутренний рынок Абхазии: открыты три из двенадцати планируемых автозаправочных комплексов «Роснефти». По логике вещей ливневые потоки нефтедолларов должны привнести в обнищавшую республику процветание. Тем более, что у компании два направления деятельности в Абхазии : исследования залежей нефти и открытие заправочных комплексов. Пока на заправках «Роснефти» веселой струйкой журчит бензин, в здешней среде предпринимателей вызревают гроздья гнева.

Не погрешим против истины- заправки «Роснефти» – воплощение мечты для местных водителей. Предлагают там настоящий, а не разбавленный румынский бензин, можно помыть машину за несколько минут, заодно купить продукты и даже выпить пива. На других заправках такого ошеломляющего набора услуг нет.
Понятно, что уже завтра «Роснефть» станет лидером на местном топливном рынке.
Очевидно, что приход крупного иностранного капитала в страну, пережившую вслед за войной и экономическую блокаду, должен также изменить и бизнес-среду.

Двенадцать заправочных комплексов на сто тысяч автомобилей — это покрытие большей части рынка топливной розницы. Стало быть, за бортом останутся все другие игроки наименьшего масштаба. Приход иностранного бизнеса на внутренний рынок Абхазии продемонстрировал иной, качественный уровень услуг, но не оставил при этом местному бизнесу малейшего шанса выжить — только тихо умереть.

Те несколько компаний, которые до «Роснефти» работали на рынке Абхазии, задыхаясь от отсутствия инвестиций, пройдя весь тяжкий путь развития — от продажи горючего с бензозаправщиков до крупных заправок, вынуждены почить в бозе. Им все равно при самых неимоверных усилиях не догнать российскую мега-компанию.

Мягкая, экономическая экспансия «Роснефти» разрушит сложившуюся конъюнктуру внутреннего рынка республики, поставит местные компании на грань банкротства и создаст реальную угрозу благополучию тысячам людей, работающим в этой сфере услуг. Поэтому сегодняшний бизнес — триумф «Роснефти» несет в себе семена будущих проблем и поражений для самой Абхазии.

В результате правительство Абхазии получит еще одну оппозиционно настроенную группу людей.

У «Роснефти» очевидный экономический интерес в Абхазии, но он касается разведки шельфа. А двенадцать АЗС вряд ли могут всерьез интересовать компанию, у которой по всей России 1690 автозаправочных комплексов.
В республике же эти двенадцать АЗС создадут конфликтогенную почву для взращивания острейших проблем.

Впрочем, «затащить» на рынок топливной розницы гиганта российского бизнеса, скорее всего, местная инициатива. И забота о потребителе и росте налогооблагаемой базы — здесь не главные мотивы. Переделить одну из самых прибыльных отраслей абхазской экономики, не вложив ни рубля – вот что движет этой идеей. Тем более, что топливный рынок в нынешнем виде исключает возможность какого- либо доступа к его доходам со стороны околовластных кругов. Лидер рынка, государственная компания «Абхазское морское пароходство», подконтрольна Зауру Ардзинба. Он являлся одним из оппозиционных кандидатов в президенты на последних выборах. Эта компания до сих пор была монопольным поставщиком горюче-смазочных материалов из-за рубежа. После президентских выборов в декабре 2009 года Заура Ардзинба попытались уволить. Не хватило самого малого : политической воли. За отставкой Ардзинба могли последовать серьезные конфликты.

Парадигма крупного абхазского бизнеса остается неизменной – каждая новая власть приводит на рынок свои бизнес-проекты и бизнес-связи. «Абхазское морское пароходство» появилось в период президентства Владислава Ардзинба. В те времена связи бизнеса и власти были еще теснее. В данном случае фамилия руководителя компании исчерпывающе отвечает на вопрос: кто в «Абхазском морском пароходстве» был хозяином.

Привод «Роснефти» в Абхазию — второй большой успех нынешней власти в крупном бизнесе. Первый — оператор сотовой связи «А-Мобайл». Компания увела часть клиентуры у другого оператора- «Аквафон», где руководителем до сих пор остается зять первого президента Ардзинба. А в «А-Мобайл» рулят люди, близкие нынешнему президенту Сергею Багапшу.

Но отличие топливного рынка от рынка сотовой связи в том, что на нем не только две компании, конкурирующие за счет административного ресурса: вместе с «Абхазским морским пароходством», которое может потонуть по причинам политического характера, приход «Роснефти» означает разорение и других участников абхазского экономического рынка.

Худшее в том, что успех с «Роснефтью» окрылит лоббистов прихода в страну крупного российского капитала и откроет семафор другим. «Быть в Абхазии» в России сегодня становится крайне модным. По мнению некоторых местных экспертов, с коммерческой точки зрения такая позиция может быть неоправданна: объемы национального рынка в разы меньше, чем даже в самых депрессивных российских регионах. За «Роснефтью» могут последовать торговые сети, ритейл, и т.д.

За их счет можно решить массу проблем — насытить потребительский рынок, расширить базу налогоплательщиков, трудоустроить родственников и поймать свой личный гешефт, но также принести в жертву и национальный бизнес . Курьезно , что «Роснефть», как иностранное предприятие, получило льготный режим налогообложения, в то время когда местные предприятия не могут взять кредит на условиях меньше 20% годовых.

Политическая слепота не может быть страховым полисом от крушения экономических планов и расчетов. Если национальный бизнес в Абхазии будет поставлен и дальше в жесточайшие условия самовыживания, а это мы сегодня наблюдаем, то роста напряженности в стране не избежать.

Антон Кривенюк, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *