Бостон: теракт, как оправдание

ПРАГА, 26 апреля, Caucasus Times. Нынешняя прямая линия Владимира Путина, в отличие от предыдущих пиар-акций главы российского государства, отличалась слабостью президентских ответов на злободневные социальные вопросы, что нельзя сказать про высказывания Путина в отношении теракта в Бостоне, в котором подозреваются братья Царнаевы.

Ответ президента на вопрос о теракте в Бостоне, который журналистом «Первого канала» был поставлен в один ряд с расстрелом в Белгороде, буквально отлетал от президентских зубов. Было заметно, что Владимир Путин был посвящен во все аспекты вопроса: «Меня всегда возмущало, когда наши западные партнеры, представители СМИ Запада, наших террористов, которые совершали зверские, кровавые, омерзительные преступления на территории нашей страны, называли их не иначе, как «повстанцы», и никогда не называли террористами», — заявил президент России Владимир Путин в эфире «Прямой линии».

Церемония в один момент оказалось бы лишенной высшего смысла, если бы из полторы миллиона россиян, принявших участия в «прямой линии», хотя бы один не задал вопрос : «Многие американцы ополчились на Россию из-за чеченцев, совершивших теракт в Бостоне. Может, вернем смертную казнь?».

Для Владимира Путина теракт в Бостоне это не просто теракт, в котором подозреваются чеченцы, это, своего рода «момент истины». Ответ президента был адресован не столько россиянам, сколько его западным оппонентам, тем кто долгое время уличал его и его команду в военных преступлениях в Чечне (1994 -2009). Он был обращен и к тем, кто продолжает указывать на «невыносимую легкость бытия» умиротворенного Рамзаном Кадыровым населения Чечни, на внесудебные казни жителей Северного Кавказа, подозреваемых в терроризме или в связях с Имаратом Кавказ.

В этом смысле весьма символичным является совпадения по времени двух косвенно связанных между собой события: теракт в Бостоне, совершенный братьями чеченцами, получившими убежище в США, с номинированием на Нобелевскую премию мира в апреле 2013 года российской правозащитной организации ПЦ «Мемориал». Старейшая правозащитная организация в России является главным противником насильственной политики Москвы на Северном Кавказе.

ПЦ «Мемориал» стал единственной организацией, чей открытый конфликт с главой Чечни Рамзаном Кадыровым перерос в судебное разбирательство, которое завершилось в пользу правозащитников.

Конфликт между правозащитниками и главой Чечни перерос в судебное разбирательство после того, как руководство ПЦ «Мемориал» обвинило Кадырова в смерти чеченской правозащитницы Натальи Эстемировой. http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/160311/

Сам Кадыров в интервью телеканалу «Грозный» назвал людей, причастных к «Мемориалу», «врагами народа, врагами закона, врагами государства».
Помню, как также символично в день рождения Владимира Путина в 2006 году была убита Анна Политковская, также критиковавшая Москву за преступления в Чечне. Определенный символизм присутствовал в серии взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске.

Символизм сопровождает и теракт в Бостоне: взрыв прогремел во время проведения спортивных игр 15 апреля. Сегодня Москква предпринимает беспрецедентные меры безопасности в Сочи, где в 2014 году должны состояться зимние Олимпийские игры. Это один из самых амбициозных проектов В. Путина, символ созидания в условиях глобальной террористической угрозы.

Сегодня, после террористического акта в Бостоне совершенного теми, кого яростно защищали правозащитники и западные СМИ, он — Путин может заявить: «Россия сама является жертвой терактов. Когда они совершили грязные, мерзкие теракты в России, западные СМИ называли их «повстанцами». «А мы говорили, что нужно делом заниматься, сотрудничать друг с другом по этим вопросам. Вот теперь эти два преступника подтвердили правильность нашего тезиса».

Оказалось что российские спецслужбы (ФСБ), которые на своей территории не смогли предотвратить ни одного крупного теракта, еще в 2011 году знали о том, что Тамерлан Царнаев, проживающий в США, представляет террористическую угрозу.

В этом же 2011 году российские спецслужбы не смогли предупредить теракт в Домодедово. Он стал еще одним моментом истины для Москвы, свидетельством тщетности усилий по нормализации ситуации на Кавказе. Помнится, дуэт Путин-Медведев молчал два дня, удрученный безысходностью ситуации. И лишь на третий день прозвучало привычное «найти и уничтожить».

Да и сами предполагаемые террористы – Царнаевы, которые, по словам господина Путина, не имеют национальности, прежде чем решиться на теракт, должны были пройти определенные «этапы радикализации», трансформацию сознания.
Этот процесс, в первую очередь, подразумевает условия приближенные тем, в которых радикализируются молодые мусульмане в Дагестане, Кабардино-Балкарии и Ингушетии. Это протестные настроения, пережитое насилие в отношении себя или родных и близких, военные действия и многое другое. При этом, воздействие комплекса факторов должно носить длительный по времени характер. Однако все эти факторы в случае с братьями Царнаевыми отсутствуют. По причине того, что они никогда не жили в Чечне. Трудно вериться в признание Царнаева младшего о том, что теракт в Бостоне был актом мести за военные операции США в Афганистане и Ираке. Какие же причины заставили молодых чеченцев пойти на такое преступление?

Как показывает практика, проблемы материального плана не является определяющим фактором, толкающим молодых людей в руки экстремистов, социальная неудовлетворенность лишь фон.

Единственным мотивом, который мог вынудить Тамерлана Царнаева совершить чудовищный теракт мог быть страх за жизнь своих близких. Вот здесь возможно и кроется ключ к пониманию мотивации братьев. Отец Анзор Царнаев и мать Зубейдат Царнаева проживают в российском Дагестане. Именно там за ответом на главный вопрос о теракте в Бостон, направилась группа экспертов посольство США.

На официальном сайте «Вилаята Дагестан» появилось заявление так называемой группировки Командование моджахедов Вилаята Дагестан, в котором кавказские моджахеды опровергают информацию о связях Царнаева с подпольем.

И если следы теракта в Бостоне приведут американское следствие в Дагестан, то российским спецслужбам придется обеспечить своих коллег доказательной базой, основанной на неопровержимых фактах, а не признательных показаниях, выбитых у «пособников боевиков» при помощи пыток.

Главный же посыл американскому обществу, озвученный Путиным во время «прямой линии» заключается в том, что США не избежать новых терактов, если Вашингтон не примет российские правила игры.

При этом, как заметил Путин, террористическая угроза может исходить не только от исламских экстремистов, но и от «стрелков» одиночек, националистов разных мастей. Ибо современный терроризм не имеет лица.

Ислам Текушев, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *