Борьба с коррупцией сама по себе, коррупция сама по себе

НАЛЬЧИК, 5 июня, Caucasus Times. О борьбе с коррупцией в Кабардино-Балкарии говорилось и говорится много. Особенно актуальной эта тема стала после того, как новый президент России Дмитрий Медведев объявил ей тотальную войну.

Косвенными признаками ведения этой борьбы должны, по мнению местных властей, стать различные антикоррупционные телефонные линии. В республике, например, подобная линия есть у президента, у прокурора, в ФСБ. Недавно в республике узковедомственная горячая антикоррупционная линия открылась в связи с проведением в школах единого государственного экзамена.

Пока эффект от этих нововведений лишь один – они подтверждают, что коррупция в республике процветает, а малое число сообщений по указанным телефонным номерам – что люди не верят победу над коррупцией.

Касаясь истории вопроса, следует заметить, что вступивший в должность президента Кабардино-Балкарии осенью 2005 г. Арсен Каноков назвал борьбу с коррупцией одним из приоритетов в своей деятельности. Народ его в этом стремлении поддержал, надеясь на то, что хоть одного из коррупционеров в республике привлекут к ответственности. Их не надо было долго искать – каждый житель республики мог без труда назвать два-три очень известных в Кабардино-Балкарии имени, которые ассоциировались с этим явлением.

Примерно через год Арсен Каноков, выступая на X Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге, рассказал о проводимой в КБР административной реформе и, в том числе, о механизмах противодействия коррупции. Важнейшим направлением борьбы с коррупцией он назвал повсеместное внедрение современных информационно-коммуникационных технологий в работу государственных органов.

В декабрь 2006 г. меры противодействия мздоимству, взяточничеству, злоупотреблениям в органах государственной власти и местного самоуправления стали предметом обсуждения на оперативном совещании в МВД по КБР. Выступивший на нем министр ВД КБР Юрий Томчак назвал эти меры недостаточными. Он подчеркнул, что выявляемые коррупционные преступления носят малозначительный характер и не затрагивают в достаточной степени коррумпированных должностных лиц.

«Близость к бюджетным поступлениям до недавнего времени рассматривалась как гарантия личного процветания. Их разбазаривание и разворовывание считалось «нецелевым использованием» бюджетных средств. На сегодняшний день практически все сферы общественной жизни в той или иной степени, включая сотрудников правоохранительных органов, имеют отношение к коррупции», — сказал Томчак.

Он также заметил, что до тех пор, пока люди будут сомневаться в целесообразности обращения в органы правопорядка в случаях вымогательства взяток, пока люди будут слепо верить во всемогущество чиновника, а иногда и просто бояться его, ситуацию коренным образом изменить не удастся.

И был прав, и до сих пор остается правым.

Как рассказал Caucasus Times один из сотрудников республиканской прокуратуры, пожелавший остаться неизвестным, некоторое время назад ведомство официально объявило конкурс на замещение достаточно большого числа должностей. Учитывая перепроизводство в Кабардино-Балкарии молодых специалистов с юридическим образованием и общий уровень безработицы, в прокуратуре стали ждать наплыва желающих занять эти места.
«Однако эффект оказался совсем не тем, на какой мы рассчитывали. Поступило всего несколько заявлений, остальные граждане просто не поверили в то, что в прокуратуру можно устроиться без знакомства и дополнительные капиталовложений. Между прочим, все, кто решился подать заявления, были приняты на работу», — сказал он.

Тем не менее попытки борьбы с коррупцией в республике продолжились.

В апреле 2007 г. парламент Кабардино-Балкарии принял закон «О профилактике коррупции в КБР». Среди основных мер этой профилактики названы антикоррупционные программы, антикоррупционная экспертиза правовых актов, мониторинг коррупционных правонарушений в целом и отдельных их видов, антикоррупционное образование и пропаганда, оказание государственной поддержки по формированию и деятельности общественных объединений, создаваемых в целях профилактики коррупции.

В ходе обсуждения этого закона глава Контрольно-Счетной палаты КБР Борис Рахаев не без иронии поинтересовался, что подтолкнуло прокурора республики выступить с законодательной инициативой по его принятию – недостаточное количество законов в этой сфере или слаба правоприменительная практика. Ответа не последовало, да он и не был нужен.

Кстати, о правоприменительной практике.

Год назад вся республика с неподдельным интересом обсуждала уголовное преследование бывшего министра сельского хозяйства Кабардино-Балкарии Марата Ахохова, обвиняемого в том самом «нецелевом использовании» бюджетных средств, исчисляемых несколькими миллионами евро. В деле фигурировали еще несколько чиновников рангом пониже. Жители Кабардино-Балкарии подумал: ну вот оно, началось! Как началось, так и закончилось. Через несколько месяцев первое в республике антикоррупционое дело развалилось, а экс-министру было предоставлено право на реабилитацию в связи с уголовным преследованием. Прокуратура Нальчика еще какое-то время обещала довести до суда уголовное преследование других фигурантов этого дела, но и этого не сделала.

В октябре 2007 г. президент Кабардино-Балкарии, выступая на республиканском гражданском форуме, заявил: «Я не хочу ни потрясений, ни революций в республике»

«В республике был очень высокий уровень коррупции. Институты гражданского общества не работали. Были огромные проблемы в экономике. И в первую очередь мы эти завалы стали чистить», — сказал Каноков.

В то же время он подчеркнул, что не хотел бы сегодня негативно оценивать прежнюю власть, а его дискредитацией занимаются люди, которые не реализовали себя в политике и пытаются таким образом вернуться в нее.

«Мы знаем, какие активы поступали в Кабардино-Балкарию по федеральным программам. Мы знаем этих людей. Но я не сторонник крови. Можно на них было и уголовные дела завести, можно было и посадить. К чему это приведет, вы знаете. Пусть эти люди просто будут подальше от власти. Надо подождать. Если же придет время проявить жесткость, мы сможем это сделать», — подчеркнул Каноков.

Трудно сказать, насколько вынужденным было это заявление. Но то, что оно существенно отличалось от программных речей двухлетней давности, очевидно. К сожалению, оно стало обнадеживающим сигналом для коррупционеров нынешних: мол, оказывается, в борьбе с коррупцией нет ничего страшного, борьба сама по себе и коррупция – сама по себе.

Но все-таки какие-то показатели были нужны. И в республике возбуждается уголовное дело в отношении теперь уже бывшего мэра города Прохладного Дмитрия Сирицы, который, страшно сказать, за счет социальных программ приобрел путевки в санаторий для себя, жены и дочери, чем нанес муниципальному бюджету ущерб в 60 тыс. руб.

Конечно, обирать простых трудящихся нехорошо, кто бы с этим спорил, но очевидно, что на фоне других фактов коррупции поступок несчастного Сирицы, поплатившегося за отдых в санатории постом мэра, является песчинкой во вселенной.

В начале 2008 г. прокурор Кабардино-Балкарии Олег Жариков сообщил журналистам, что в республиканской прокуратуре создан специализированный отдел по надзору за исполнением законодательства по противодействию коррупции. В него вошли четыре оперативных работника, которые будут предметно заниматься этим вопросом.

«Статус этого отдела достаточно высок, всего его сотрудники в целях обеспечения гарантии независимости назначены непосредственно генеральным прокурором России. Этот отдел входит в состав вертикальной антикоррупционной структуры. Я думаю, что такие организационные изменения в аппарате позволят нам работать более системно в этом направлении, более активно взаимодействовать с другими правоохранительными органами. Надеюсь, в 2008 г. мы получим более реальные, значимые результаты в борьбе с коррупцией», — сказал Жариков.

Прокурор привел смехотворные цифры официальной статистики: в 2007 году правоохранительными органами Кабардино-Балкарии выявлено 16 фактов взяточничества (15 – в 2006 г.). При этом число выявленных преступлений против государственной власти, интересов госслужбы сократилось на 26,9%.

«Такое заметное снижение числа выявленных преступлений не является свидетельством столь же заметной декриминализации чиновников различного ранга», — заметил Жариков.

Вскоре у антикоррупционного отдела прокуратуры Кабардино-Балкарии появился начальник. Им стал советник юстиции Виктор Танифа, ранее исполнявший обязанности прокурора города Прохладного. Еще через несколько месяцев он констатировал, что органы правопорядка, призванные выявлять преступления коррупционной направленности, не выполняют своих функций.

«Ситуация плачевная. Количество зарегистрированных преступлений коррупционной направленности снижается. Но не потому, что коррупции стало меньше, а из-за низкого уровня оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов», — сказал Танифа

По его данным, в 2007 году в республике было возбуждено 96 уголовных дел по фактам коррупции (из них только 6 имели прямые признаки коррупционных преступлений). Три уголовных дела были возбуждены против глав муниципалитетов, еще три — против сотрудников милиции по фактам получения ими взяток и злоупотребления служебным положением.

Недавно Арсен Каноков своим указом установил, что уполномоченным органом по реализации антикоррупционной политики в республике является администрация президента КБР. Ее руководитель Альберт Кажаров уже провел первое совещание, на котором обсуждались проблемы противостояния коррупции.

«Юридически это неправильно. Получилось, что прокурор республики, который должен быть независимым, теперь будет отчитываться перед администрацией президента о проделанной работе. На этом его независимость и закончилась. А по идее прокурор должен быть над администрацией или хотя бы сбоку», — считает наш правовой эксперт.

«Это даже не имитация борьбы с коррупцией, а крыша для коррупционеров, находящихся у власти. Они же не будут сами себя разоблачать! Еще одна крыша, появившаяся у чиновников-коррупционеров, это членство в «Единой России». Тем более что скоро будет принято решение о формировании парламента республики только по партийным спискам. Это значит, что жители Кабардино-Балкарии будут лишены возможности выдвинуть в депутаты беспартийного гражданина, который, тем не менее, готов отстаивать их интересы», — отмечает эксперт.

Руководить Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков уверен, что для эффективной борьбы с коррупцией нужна в первую очередь гласность.

«В Кабардино-Балкарии в борьбе с коррупцией одним из главных ресурсов является эффект от смены режима, который произошел в 2005 г. Но этот ресурс очень быстро закончится, если не будет подкреплен гласностью», — считает он.

Хатажуков отмечает, что в республике идет сворачивание борьбы с коррупцией в СМИ. В качестве примера он приводит ситуацию, сложившуюся вокруг авторской программы местного радиожурналиста Муртаза Пачева, в которой он не очень умело, но все же пытался внести свою лепту в борьбу с коррупцией. Правозащитник уверен, что именно по этой причине передача была закрыта.

Пока же можно констатировать, что коррупция в Кабардино-Балкарии охватила все сферы жизни. Она доминирует в правоохранительных органах, сфере здравоохранения, образования, налоговых и различных других контролирующих органах, в социальных службах.

Если говорить о коррупции как о слиянии чиновничества с криминальными структурами, то следует отметить террористическую составляющую этого явления. Угрозу терроризма и экстремизма для Юга России никто не отменял, и если предположить, что подпитку террористы могут получать не только из-за рубежа, но и из «местных источников», становится по-настоящему страшно.

Ибрагим Динаев, Нальчик, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *