Беженцы из Чечни готовы перенести любые невзгоды

Станица Орджоникидзевская Сунженского района Ингушетии. Здесь всего в двух километрах от административной границы с Чечней расположен палаточный лагерь чеченских беженцев «Спутник». Здесь летом от палящего солнца палатки нагреваются до такой температуры, что находится в них просто невозможно. Зимой от холода приходится спасаться «буржуйками», — (стационарная железная печка с дымоотводом для топки дров), использование которых очень часто приводит к пожаром. Многие палатки прогнили и протекают. Но чеченские беженцы готовы перенести любые невзгоды ради относительной безопасности, которую они имеют в лагере для вынужденных переселенцев в Ингушетии.
Заре Бакаевой 45 лет. Как и другие обитатели лагеря, она со своими детьми, а их у нее семеро, живет в 10-местной брезентовой палатке, где кроме 8 кроватей и маленького кухонного столика в углу ничего не умещается. В палатках не только безмерно тесно — здесь царит полная антисанитария.

«Раньше представители санитарно — эпидемиологической службы, часто проводили у нас профилактические мероприятия, но вот уже второй год к нам никто не наведывается» — рассказывает она. По словам Зары, труднее всего жителям палаточного городка приходится летом, потому что в это время года в палатках очень душно, а кругом только голое поле.

В 2002 году обитателям палаточного городка было обещано заменить полусгнившие палатки, на фанерные домики. Однако дальше разговоров дело не пошло. «Единственный фанерный домик, который в прошлом году как пробный поставила одна из гуманитарных организаций, стал предметом всеобщей зависти», — шутит по этому поводу Зара.

Как удалось выяснить, программа Датского Совета по делам беженцев, предусматривающая замену всех имеющихся на территории Ингушетии палаток вышеуказанными домиками, была приостановлена чиновниками Миграционных служб «ввиду несоответствия требованиям техники безопасности».

Между тем, во всем лагере трудно выделить объект, который отвечал бы этим самым требованиям техники противопожарной безопасности, начиная от брезентовых палаток и кончая деревянными строениями вроде детского садика.

«Нам было отказано даже в штатном электрике и газосварщике, — говорит один из представителей администрации лагеря. В случае возникновения неисправностей в системе электро и газоснабжения каждый обитатель лагеря должен решать эти проблемы самостоятельно. Отсюда и случаи возгорания в палатках».

Еще одной проблемой вынужденных переселенцев является вопрос обеспечения продовольствием. В последнее время и, без того скудные пайки, получаемые беженцами, были значительно урезаны, к тому же, выдаются они нерегулярно.
Программами по продовольственному обеспечению беженцев занимаются МЧС РФ и несколько иностранных организаций. Однако в последнее время, по словам самих беженцев, доставка гуманитарной помощи происходит с большими перебоями, а выдаваемых раз в несколько месяцев продуктов хватает на несколько недель. Поэтому многие из них вынуждены подрабатывать: кто на частных стройках, кто мелкой торговлей на местном рынке.

Зара получает гуманитарную помощь на шестерых человек, Однако, гуманитарная помощь выдается с большим запозданием, что создает новые трудности для беженцев.
Так несколько дней назад в лагере выдавали гуманитарную помощь за первые три месяца текущего года, при этом продуктовые пайки были значительно урезаны. Коменданты лагерей утверждают, что не могут проконтролировать выдачу гумпомощи, поскольку организации, занимающиеся ее выдачей, им не подотчетны.

«На прошлой неделе нам после полугодового перерыва выдали по 10 килограммов муки, по 6 банок тушенки и по 4 банки сгущенного молока, Обычно выдавали и подсолнечное масло, но в этот раз мы его не получили. Этого конечно мало, но вместе с пособиями на детей, на питание хватает, — говорит Зара. Этой весной мы со старшими детьми ездили в окрестные леса копать черемшу. На деньги от ее продажи взяли детям кое-что из летних вещей. Вот так и перебиваемся».

Зара Бакаева, как и многие другие женщины проживающие в палаточном лагере «Спутник» в Ингушетии, готова перенести любые невзгоды, ради относительной безопасности которую она имеет здесь.

«Несмотря ни на что в Чечне до сих пор нет стабильности и безопасности, — утверждает Зара. У меня пятеро сыновей и я очень за них боюсь. Пока там идут зачистки, происходят теракты и пропадают люди, ехать домой я не собираюсь».

На сегодняшний день в лагере чеченских беженцев «Спутник» насчитывается 418 палаток и около 5 тысяч человек. Подавляющее большинство из опрошенных обитателей лагеря отказывается возвращаться в Чечню до полной стабилизации обстановки. Их пугают непрекращающиеся «зачистки» в населенных пунктах, похищения и убийства людей, а значит отсутствие гарантий личной безопасности. Такое мнение у беженцев особенно укрепилось после последних террористических актов в Надтеречном и Веденском районах Республики.

Вместе с тем, есть и случаи возвращения семей в Чечню. За последние месяцы в Чечню выехала 51 семья. Это составляет около 0,5 процентов от общего числа вынужденных переселенцев. Для беженцев желающих вернуться домой руководство Чечни выделяет транспорт, продовольствие, комнату в одном из пунктов временного размещения в Грозном и даже, если верить слухам, кое-что из домашней мебели.

Как сообщили в Правительстве ЧР, из обещанных 1000 мест на этот месяц Чечня выделила 500, но будут ли они востребованы, остается вопросом.

Всего по данным чеченского Комитета национального спасения в республике Ингушетия расположено свыше десяти палаточных лагерей для вынужденных переселенцев из Чечни, в которых проживает около 25 тысяч человек. Всего согласно официальным данным в Ингушетии проживает 64 тысяч беженцев.

Однако, по словам руководителя чеченского Комитета национального спасения реальное количество превышает эту цифру в два раза.

Малика Багаева, ИнгушетияCaucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *