Барабулька против олимпиады?

СОЧИ, 28 августа, Caucasus Times. С высоты ночного неба береговая линия черноморского курорта Сочи соблазнительно манила мириадами ярких светящихся линий вдоль всего побережья. Современный аэропорт в Адлере встретил меня переливающимися в неоне олимпийскими кольцами, символизируя главное событие страны в 2014 году. Мне не терпелось поздороваться с морем, которое всегда и во все времена порождало в людях иллюзию счастья и безмерности человеческого бытия. Но предел бытия очень быстро обозначился. Ночной воздух Сочи встретил меня невыносимым запахом миазмирующих стоков, которые прямым потоком стекали в Черное море из канализационных труб города, создавая крепкую смесь йодного настоя с кишечной палочкой. Очень быстро восторг сменился сочувствием местному населению и многострадальному морю, которым не суждено жить друг без друга. Местный таксист, который содрал с меня 1200 рублей за путь, занявший менее 15 минут, объяснил мне, что причина кроется в ремонтных работах, которые ведутся на очистных сооружениях в связи с Олимпиадой в Сочи. На главный праздник страны брошено более 150 миллиардов рублей из государственной казны и 40 000 гастарбайтеров из стран ближнего зарубежья, 20 тысяч из которых скрылись в неизвестном направлении, унесенные мечтой о лучшей доле по долинам и весям российской окраины. Около 20 тысяч единиц строительной техники в режиме нон-стоп носятся под самым носом у местного населения и армии отдыхающих, развозя грунт, гравийно-щебеночные смеси, разнообразные стройматериалы по всему черноморскому побережью Краснодарского края, попутно смешивая в одну кучу и людей, и транспорт, покрывая строительной пылью и грязью чудесный природный ландшафт. Все это создает огромные многокилометровые пробки, поясняет житель села Кутепста.

К тому же Адлер и Сочи, которые должны будут взять на себя значительную нагрузку во время проведения Олимпиады в Сочи, соединяет одна трасса протяженностью чуть больше 20 км. Основная нагрузка приходится именно на нее из –за узости береговой косы.

По утрам, когда десятки тысяч трудовых мигрантов развозят из лагерей временного проживания на строительные объекты и вечерам, когда их везут в обратном направлении, пробки становятся невыносимо длиннее, сетует мой собеседник. При этом у общественного транспорта, на котором передвигается основная масса туристов, нет никаких привилегий, говорит он.

И на самом деле, местный общественный транспорт, представленный маленькими автобусами корейской компании Хундай, рассчитанные на 15 человек, развозит до 30 человек в нарушение всяких норм безопасности. При этом людям приходится все время спрашивать у водителя, когда им нужно сойти с маршрута, так как ни на автобусных остановках, ни в самом автобусе нет информации о самом маршруте. У автобуса лишь есть номер и его маршрут известен лишь одному водителю и опытному местному пассажиру.

Владимир, который родился в этом прекрасном месте, сетует по поводу Красной поляны, где строятся основные олимпийские объекты. В Советское время, говорит он, это был поселок городского типа, отличающийся особой живописностью на фоне остальных природных красот своей уникальной флорой. Красная поляна располагается на возвышенности, открывающей взору всю красоту горной панорамы черноморского побережья. Сегодня по замыслу проектировщиков Олимпийской деревни здесь строится Верхний кластер, включающий в себя горнолыжные и бобслейные трассы, а также современные гостиницы. Строительство этих сооружений ведется с нарушением экологических и археологических требований. По рассказам рабочих одного из объектов, при подготовке строительных площадок и снятии грунта они не раз становились очевидцами обнаружения древних захоронений, принадлежавших некогда населявшим эту землю людям. Культурный слой цивилизации, которая оставила свои нетленные знаки существования почти на самой поверхности земли, никого не волновал. Бульдозер перемешивал все, вслед за ним вся остальная техника катком утюжила всякое воспоминания о каких-либо могильниках.

А жили здесь некогда не греки, чью бытовую утварь из морского дна достал президент России Владимир Путин во время погружения в здешних водах. Как следует из материалов, которые мне удалось увидеть в Сочинском краеведческом музее, прежде чем эти земли были заселены русскими колонистами, здесь жили адыгские племена – убыхи и их соседи садзы –абхазы, которые были полностью или частично истреблены в ходе колониальной войны, а частично переселены Россией в Османскую Империю (Турция) в начале 19 века. Именно на Красной поляне, в местечке Кбаада, был погашен последний очаг сопротивления адыгов российскому самодержавию.

Однако сегодня потомки местных аборигенов, ставшие свидетелями грандиозных перемен в родных пенатах, в большей степени озадачены не восстановлением исторической справедливости — признанием геноцида черкесов, а неожиданно возникшей проблемой — антропогенной нагрузкой на сложившуюся веками уникальную экосистему, оказываемую колоссальным масштабом строительных работ.

«Нас попросту лишили дождя. Противоградные установки только и делают, что палят в небо, чтобы дождь не мешал строителям, — говорит один из жителей того же села Кудепста, торгующий овощами. Тучи, по его словам, вытесняются на сопредельные территории Грузии и Абхазии, лишая тем самым приусадебные участки Краснодарского края живительных осадков. Собеседник при этом значительно приподнимает указательный палец в нужном направлении, чтобы сказать сакральную фразу: «А ведь дождь даруется сверху, Богом».

Население поселка Кудепста уже долгое время митингует против строительства Кудепстинской ТЭС, которая уже сегодня привела к нарушению экологического баланса природной среды обитания. Было вырублено около гектара леса, чтобы встроить промышленный объект в курортную зону. По информации НПО «Экологическая вахта по Северному Кавказу», его строительство вызвано крайней нехваткой энергии в городе, которая также стала следствием олимпийской застройки.
Однако антропогенная нагрузка в связи со строительством олимпийских объектов не ограничивается территорией Краснодарского края. Курорты Абхазии, которые расположены в нескольких десятках километров от Сочи, в свою очередь жалуются на обильные осадки и наводнения в горных районах, которые отпугнули российских туристов, облюбовавших регион, менее затратный для кармана, и гораздо более экзотичный по своему природному многообразию.

Другой проблемой стало строительство в Краснодарском крае морских грузовых и пассажирских терминалов, перегораживающих естественные миграционные пути рыб. А они строятся — строятся в Адлерском районе, в Лазаревском, Лоо, Дагомысе, Мацесте, Хосте.

Так, по словам сотрудницы одной из неправительственных организаций в Абхазии, в этом году впервые в Абахзию не пришла Султанка, называемая в народе барабулькой. Обитает обыкновенная султанка у морских берегов, как правило на небольших глубинах — 15- 30 метров. «Мы пока еще не знаем, связано ли это именно со строительными работами в районе Сочи или общим загрязнением черноморского бассейна, но за последние двадцать лет это произошло впервые».

Об исчезновении барабульки также говорят и местные рыбаки.

По их словам, барабулька кормила Абхазию во время грузино-абхазского конфликта, и даже после него, когда непризнанная республика находилась в экономической блокаде. Сегодня времена изменились: вместе с признанием независимости на стол стали подавать форель по- царски. Однако барабулька все же осталась в меню местных ресторанов. До сих пор маленькая рыба с незамысловатым именем является любимым блюдом местных рыбаков, которые все же проводят параллель между стройкой в Сочи и абхазской барабулькой, которая, по их словам ушла в Турцию, где она также является изыском народной кухни.

О самой же Олимпиаде жителям Абхазии каждый день напоминает местная пресса, которая табуировала данную тему, возводя ее до уровня государственной тайны. На этот счет с Вами официально никто не захочет говорить, так как все, кто против нее, считай, потенциальные враги…

Так ведь проще, никому не нужно объяснять, куда и почему ушла абхазская барабулька. А её место занял Скорпион, ядовитая рыбка, похожая на морского ежа. Именно она стала попадать в снасти, обеспокоенных экологической ситуацией абхазских рыбаков.

Между тем рыбаков по обе стороны реки Псоу, которая разделяет Россию и Абхазию, тревожат не только изменения в акватории, приведшие к исходу барабульки, но и экономическая сторона вопроса, а именно: какие выгоды сулит их семьям будущая Олимпиада?
«Да никаких! — говорит житель Сочи. — Цены растут как на дрожжах. Местное население, которое проживало в прибрежной зоне и зарабатывало на сдаче комнат туристам, худо-бедно обеспечивало существование своим семьям. Сегодня там строится Нижний кластер, который в собственности федеральных властей и частных крупных инвесторов. Судите сами: кто в выигрыше? Мы – аутсайдеры!»

Как мне удалось выяснить, Нижний кластер включает в себя военные городки, частные гостиницы, стадион, общежития для спортсменов, все объекты безопасности, которые призваны обеспечить безопасность во время проведения Олимпийских игр: Центр управления в кризисных ситуациях, Межведомственный штаб по обеспечению безопасности во время проведения Олимпийских игр, Пресс-центр для иностранных журналистов, которые должны будут освещать олимпийские игры.

Резонно напрашиваются два вопроса. Они долго вызревали в народе, прекрасно понимающем, что стройка в Сочи не благотворительный проект, а коммерческое предприятие большого размаха. Первый. Что со всем этим будет делать инвестор после того, как очень быстро завершаться Олимпийские игры?

Второй. Почему выбор пал именно на Сочи, чья территория, история и ландшафт значительно усложнили поставленные Олимпийским комитетом задачи?
Основными инвесторами комплекса сооружений Зимних Олимпийских игр являются могущественные российские корпорации, названия которых принято писать для пущей убедительности крупным и жирным шрифтом. Ключевые из них — ГАЗПРОМ, СБЕРБАНК, РЖД – (Железные дороги). Как видно из официальных документов, опубликованных в печати, вся подготовка к проведению Зимних Игр 2014 года будет осуществляться на основе частно-государственного партнерства. При этом две трети будет принадлежать государству. Таким образом, «мезальянс» налицо. Выделенные деньги пойдут на строительство и реконструкцию 20 крупных спортивных объектов.

В частности, строится биатлонный комплекс на 20 тыс. мест, лыжный комплекс на 16 тыс. мест, санно-бобслейная трасса, ледовый дворец спорта на 12 тыс. мест для фигуристов, большая и малая ледовые арены для состязаний по хоккею, центральный стадион на 40 тыс. мест, где пройдут торжественные церемонии открытия и закрытия Игр, а также олимпийская деревня, где будут проживать спортсмены и их тренеры. Кроме того, в рамках программы строится либо реконструируется свыше 200 объектов инфраструктуры и отдыха, в том числе 29 гостиничных и оздоровительных комплексов. Идиллия полнейшая.

После завершения зимних Игр 2014 объекты по логике вещей должны остаться в чей-то собственности…. Трудно сказать, именно чьей, но точно не муниципальной. А местным жителям остается лишь довольствоваться демонстрацией финансовых возможностей российских корпораций и наглядностью агитации современных инженерных решений.

Однако существует еще другая сторона дела. Для российского руководства Игры -2014 это мощный самопиар, глобальная пропаганда возможностей возродившейся из ельцинского пепла новой путинской России. Это нравится не всем, как и в самой России, так и за ее пределами. Тем временем, жизненное пространство, покидаемое барабулькой, постепенно занимает ядовитый Скорпион.

Но море, в особенности Черное — удивительный природный феномен. Что только в него не втекает….., и без запаха и с запахом, от чистых горных рек до человеческих отходов жизнедеятельности. Тектонические движения 19 столетия сотрясали береговую линию Западного Причерноморья также неистово, как и сейчас ломает её стройка века на жирные куски корпоративного пирога. Но всему свое время. Время строить и время разрушать.

После того, как оставшиеся в живых последние обитатели Красной Поляны покинули родные берега и вынужденно переселились в Османскую империю, прошло тоже немало лет. Около 30 лет земля убыхов оставалась безлюдной. Потомки аборигенов так и не вернулись на свою землю. Но абхазские рыбаки уверены, что рыба вернется, несмотря на то, что ее место занял Скорпион.

Ислам Текушев, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *