БАЛКАРЦЫ И КАБАРДИНЦЫ: ИЗВЕЧНЫЙ СПОР ЗА ЗЕМЛЮ

ПРАГА, 13 октября, Caucasus Times — Земельный вопрос вновь поссорил общественные организации в Кабардино-Балкарии. Снова два титульных народа — кабардинцы и балкарцы сцепились из-за того же самого 131 Федерального закона «Об организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Так, сегодня президиум общественной организации «Хасэ» заявил о намерении обратиться в Координационный совет кабардинских общественных организаций с предложением о проведении съезда кабардинского народа. Необходимость его проведения возникла из-за проблем, связанных с реализацией 131 Федерального закона «Об организации местного самоуправления в Российской Федерации», сообщил руководитель организации «Хасэ» Ибрагим Яганов.

Яганов считает, что для легитимности работы в согласительной комиссии надо знать мнение народа. По его словам, прошло пять заседаний согласительной комиссии, однако решения не достигнуто даже по регламенту.

«Балкарская сторона требует принятия решения по консенсусу, остальные за принятие решения двумя третями голосов. Законопроект, представленный балкарской стороной предусматривает полную ликвидацию межселенных территорий. В этом случае горные пастбища, а это 70 процентов всей территории республики, отходят к четырем балкарским селам», — говорит Яганов.

По проекту, представленному организацией «Хасэ», горные пастбища следует разделить между всеми населенными пунктами поровну — независимо от места их расположения и национального состава, как это было при советской власти и ранее.

На последнем заседании балкарская сторона выдвинула ультиматум, что в случае непринятия их предложений, они покинут комиссию. Кабардинская сторона заявила, что считает ультиматумы неуместными.

Ранее 11 октября в Нальчике состоялся съезд общественной организации балкарского народа «Алан». В работе съезда приняли участие 318 делегатов, а также гости из республик Северного Кавказа — Карачаево-Черкесии, Республики Северная Осетия-Алания, Республики Южная Осетия, Ингушской Республики.

Председатель общественной организации «Алан» Суфиян Беппаев в качестве задач, которые должен решить съезд назвал «объективную оценку ситуации», а также «найти способы и меры… в решении проблем стабильности» в республике».
Напомним, что при парламенте Кабардино-Балкарии была создана согласительная комиссия, в состав которой вошли 36 человек, представляющих три титульных этноса республики:12 кабардинцев, 12 балкарцев и 12 русских. В задачи комиссии входит поиск путей по решению проблем, возникших в связи с реализацией 131 Федерального закона. Идея создания согласительной комиссии по решению проблемы отгонных пастбищ принадлежит президенту Кабардино-Балкарии Арсену Канокову, который в марте этого года направил письмо в парламент республики.

Земельный вопрос в Кабардино-Балкарии является одним из главных источников напряженности. Этническое меньшинство и второй титульный народ республики -балкарцы периодически напоминают республиканским властям о своих правах на земли, которые по их мнению, были отданы кабардинцам во время депортации балкарского народа.
В Кабардино-Балкарии — почти 80 тысяч балкарцев, но кабардинцев чуть ли не в пять раз больше. Этническое происхождение двух народ различно. Принадлежность кабардинцев к адыгской группе у историков сомнений не вызывает. Прошлое балкарцев ещё во многом остаётся неясным. Есть версия, что в формировании балкарского этноса приняли участие западные осетины (аланы) и пришедшие сюда примерно в 14 веке кипчаки. Согласно другой версии, балкарцы – это часть крымско-татарского этноса, переселившаяся в горы Центрального Кавказа примерно в 16 веке.

До двадцатых годов двадцатого века балкарцев называли «горными татарами» или «отуреченными кавказцами», поскольку их язык, как и родственных им карачаевцев, принадлежит к тюркской группе.

Балкарская автономия в прошлом уже существовала. 6 января 1922 года этнический округ был выделен из Горской республики в Балкарскую автономную область. Но через 10 дней, эту область соединили с кабардинской. Так на карте появилась Кабардино-Балкарская АО, а в 1937 году – автономная республика в составе РСФСР.

У балкарцев советская власть отобрала статус автономии по причине недостаточного экономического потенциала территории – в Приэльбрусье, среди скал и горных долин можно заниматься только животноводством и развивать рекреационную сферу. Однако туристический комплекс здесь приобрел общесоюзное значение уже во второй половине 20 века, да и то почти весь принадлежал Москве.

Словом и в царское, и в советское время в горах Балкарии о какой-либо благополучии людей речи быть не могло. Это обстоятельство способствовало интеграции балкарцев и кабардинцев, которая наиболее полно проявилась уже в 19 веке. По речным долинам балкарцы приходили на благодатные равнинные земли кабардинских князей. Они охотно сдавали горцам землю в аренду, нанимали их работниками. Земля объединила людей разных национальностей. Постепенно стал складываться единый социум. Воспользовались им и большевики, образовав «парную» автономию. Нечто похожее происходило и между соседними народами – карачаевцами и черкесами.

В 1944 году балкарцы были лишены права проживания на землях своих предков. Советские власти утверждали, что высылают их в Казахстан и Киргизию навсегда. Однако замыслу Кремля не суждено было осуществиться — через 13 лет балкарцы, как и чеченцы, ингуши и карачаевцы были реабилитированы и вернулись в родные горы. Но депортированные народы, по сравнению с другими северокавказцами, оказались отброшенными в своём развитии на много десятилетий назад. К тому же в ссылке балкарцы, например, потеряли третью часть своего населения.

Депортация нанесла большой удар по духовной и материальной культуре народа, прервала процесс формирования интеллигенции. В покинутой горной части республики не развивалась промышленность, а пахотной земли было очень мало. Тырныаузский вольфрамо-молибденовый комбинат, давший работу 30 тысячам человек, в балкарских горах построили только в середине 1970-х годов.

Советский период создал множество национальных проблем на Северном Кавказе. В Балкарии – их оказалось не меньше, чем в Чечне и Ингушетии. Очевидно поэтому, после развала Советского Союза, балкарцы активно приступили к их решению. Выход этнические лидеры увидели, как и многие другие, в обретении суверенитета.

В отличие от кабардинских общественных движений, балкарский Национальный совет не ставил вопроса о выходе республики из состава России. Напротив, свои надежды лидеры связывали с реализацией российского закона «О реабилитации репрессированных народов», принятого в апреле 1991 года. Он позволил поставить вопросы о воссоздании всех балкарских районов, ликвидированных после депортации, и о более серьёзном представительстве в республиканских властных структурах — кабардинцев во власти было гораздо больше.

Однако созданная комиссия Верховного Совета Кабардино-Балкарии по проблеме территориальной реабилитации балкарцев стала искусственно затягивать время. 16 ноября 1991 года балкарские депутаты в знак протеста покинули зал заседания Верховного Совета, а уже на следующий день съезд балкарского народа принял решение о создании самостоятельной Республики Балкария.

Любопытно, что Верховный Совет КБР поддержал эту инициативу. Через месяц с набольшим в балкарских населённых пунктах прошёл референдум о выходе Республики Балкарии из состава КБР, на котором почти 90 процентов населения поддержали решение национального съезда. Последующие события стали развиваться стремительно и, как тогда казалось, благоприятно для балкарского национального движения.

В начале января 1992 года и съезд кабардинского народа провозгласил создание Кабардинской Республики. Как считают наблюдатели, это решение было частью стратегии борьбы кабардинских неформальных лидеров с номенклатурой, которую возглавил победивший 5 января этого же года на прямых выборах президент КБР Валерий Коков. До балкарских проблем представителям противостоящих лагерей (номенклатура на 80-90 процентов состояла из кабардинцев) почти не было дела. К тому же и Национальному совету балкарского народа явно не хватало искушённых в политических баталиях и коридорных интригах политиков.

Апогей противостояния между властями КБР и Конгрессом кабардинского народа пришёлся на осень 1992 года, когда неформалы попытались взять штурмом Дом правительства республики. Штурм фактически сорвали российские силовые структуры, пригрозившие кабардинским радикалам применением огня на поражение. Москва чётко дала понять, на кого она ставит в затянувшемся противостоянии, несмотря на то, что чуть более года назад номенклатура во главе с Валерием Коковым активно поддержала ГКЧП, а кабардинские общественные лидеры отстаивали интересы «демократической России».

Борьба за власть в республике стала утихать, тем более что многие лидеры Конгресса кабардинского народа были приняты в состав номенклатуры, а председатель конгресса Юрий Калмыков получил в итоге должность министра юстиции России. Кое-что перепало в общей кампании раздачи пряников и балкарским общественным деятелям.

Во всяком случае, сепаратистский запал Национального совета балкарского народа к тому времени значительно ослаб. О себе он ещё раз напомнил в ноябре 1996 года, за два месяца до вторых выборов президента КБР. Тогда вновь съезд балкарского народа, организованный НСБН, провозгласил Республику Балкарию, но буквально через несколько дней глава совета генерал-лейтенант в отставке Суфьян Беппаев выступил по республиканскому телевидению с покаянной речью, подчеркнув что к такому решению съезд подтолкнули «отдельные действия лиц балкарской национальности в правительстве Кабардино-Балкарии». История повторилась почти что фарсом. Уместно заметить, что чуть позже генерал Беппаев тоже вошёл в состав номенклатуры — получил должность главы комиссии по правам человека и реабилитации жертв политических репрессий при президенте КБР.
К середине 90-х годов в Кабардино-Балкарии, как и в целом по России, завершился раздел власти. Идеи «Великой Черкессии» и «Великой балкарской Алании» ушли в прошлое – политики и общественные деятели, как тогда казалось, угомонились. Поэтому для московских журналистов и экспертов стал неожиданностью в ноябре прошлого года немногочисленный пикет в центре Москвы, на Лубянке. Его участники называли себя представителями общественной организации «Балкария» и говорили о притеснении балкарцев в КБР. До этого в российской прессе уже стали появляться материалы об обострении «земельного вопроса» в республике.

Получалось, что «островок стабильности» на Северном Кавказе, как называли с середины 90-х годов КБР, неожиданно стал местом проявления довольно болезненных для всей страны проблем. Власти приступили к дележу земли. Большие участки стали попадать в руки скоробогатеев. Формально покупать землю в Кабардино-Балкарии ещё нельзя, но на аукционах можно её приобретать в длительную аренду, что фактически приравнивается к выкупу. Местный парламент ввел такое понятие, как «межселенные земли» — территории, находящиеся между населенными пунктами, и выведенные из-под юрисдикции органов местного самоуправления.

В результате там, где прежде сельчане пасли скот, очень быстро стали появляться рестораны и игральные заведения. А в горах Балкарии «межселенные земли» оказались участками территорий с пансионатами и домами отдыха. Разумеется, у них уже появились свои конкретные хозяева. Поскольку ключевые посты в органах власти в республике заняты кабардинцами, они имеют очевидные преимущественные позиции и в бизнесе. Балкарцев не устраивает, что большая часть собственности в «их» горах и окрестностях балкарских населённых пунктов принадлежит кабардинским предпринимателям.

Два крупных балкарских селения – Хасанья и Белая речка – и вовсе попали в черту города Нальчика. Теперь разрешение, например, на постройку дома или выделение пастбищ для выгула скота дают городские власти, а не сельсовет. Жители двух селений решили провести референдум с вопросом о выходе «из состава города Нальчика», но республиканские власти заявили, что подобное голосование будет квалифицированно, как незаконное мероприятие. Но Хасаньинский сельсовет всё-таки назначил референдум на 29 мая 2005 года. За две недели до голосования у ворот собственного дома был застрелен инициатор проведения референдума глава администрации села Артур Зокаев. Убийство до сих пор не расследовано, но балкарцы не сомневаются, что оно носило политический характер. В лице Зокаева народ потерял нового лидера, поскольку генерал Беппаев, возглавив общество «Алан», стал откровенно потакать, на взгляд активистов организации «Балкария», республиканским властям.

События эти вновь реанимировали среди балкарцев лозунги начала 90-х годов – об образовании самостоятельной республики.

Но власти КБР ведут себя намного жёстче, чем в те годы. То, что раньше позволялось общественным организациям, сегодня пресекается с помощью прокуратуры, судов и ОМОНОв.

Прокуратура потребовала, а Верховный суд республики вынес решение о ликвидации в прошлом году общественной организации «Госсовет Балкарии». Но есть ещё одно важное отличие. В начале 90-х годов чиновники и неформальные лидеры делили между собой власть. Сегодня уже сама власть делит собственность и землю. В результате простые люди остаются без земли, что в условиях региона означает – почти без средств к существованию. Балкарцы сегодня выживают в основном благодаря натуральному хозяйству, которого у них становится всё меньше.
Можно сказать, что этнический фактор ещё не даёт окончательно развернуться беспределу власти в Кабардино-Балкарии. Горцы и жители равнинных селений будут отстаивать свою землю до конца. Но и постсоветское чиновничество на Северном Кавказе по своему характеру остаются хищническим, оно не привыкло останавливаться в погоне за личной выгодой перед проблемами простых людей. Подобный антагонизм может привести к такой ситуации, при которой мирный раздел Кабардино-Балкарии покажется самым счастливым разрешением накопившихся проблем.

Новый президент КБР Арсен Каноков попытался несколько смягчить ситуацию, связанную с «межселенными землями». Осенью 2005 года парламент принял новый вариант закона о границах муниципальных образований, согласно которому таких земель в Эльбрусском районе стало меньше. Каноков отозвал полномочного представителя президента КБР в Эльбрусском районе. Этот чиновник был назначен ещё Валерием Коковым с целью, как утверждают балкарские общественные деятели, не дать возможность администрации района продать акции Тырныазского ГОКа «нежелательным для Нальчика структурам».

Однако балкарские проблемы так и не решены, — заявил в беседе со мной один из общественных лидеров балкарцев Руслан Бозиев. — Такое понятие, как «межселенные земли» существует на Юге России только в малоземельной Кабардино-Балкарии. В Эльбрусском районе на этих землях оказалось даже сельское кладбище. Местная администрация не сможет ничего сделать, если республиканские чиновники захотят его снести. Более 60 процентов территорий района, согласно закону, находятся вне зоны контроля районной администрации.
Президент Каноков на недавней встрече с местными предпринимателями заявил, что будет добиваться «полномасштабной приватизации» земли в 2007 году. Эти обещания в очередной раз напугали балкарцев. Среди них муссируются слухи, что республиканские власти готовят уникальные рекреационные территории в горах для продажи богатым представителям адыгской диаспоры Ближнего Востока. Похожая ситуация и вокруг селений Хасанья и Белая речка – эти места в пригороде Нальчика очень хорошо подходят для строительства элитных коттеджей, гостиниц и ресторанов.

8 марта 2007 года в Нальчике состоялся митинг представителей балкарских населенных пунктов. В резолюции они вновь потребовали исключить из республиканского законодательства понятие «межселенные земли» и восстановить «административно-территориальные районы Балкарии по состоянию на день депортации 8 марта 1944 года». В 1957 году, напоминают балкарские активисты, из четырёх «балкарских» районов было восстановлено только три. Ответа на требования жителей балкарских населённых пунктов власти не дали. Впрочем, мало кто из участников митинга ожидал ответа. Проблемы «подвешены в воздухе».

Власти же Кабардино-Балкарии, признавая частично правомерность претензий, высказываемых балкарцами, пожимают плечами и ссылаются на Федеральный закон прямого действия.

Так, комментируя Caucasus Times требования балкарцев, касающиеся земель, президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков заявил, что само понятие «межселенные земли» было введено в правовой оборот именно федеральными властями и возлагать ответственность за его использование на республиканское руководство, неправомерно: «Если мы говорим о 131 Законе, сегодня недовольство вызвано тем, что города-спутники, которые расположены вокруг Нальчика, потеряли представительные органы. Я считаю, что это Федеральный Закон прямого действия и от нас, даже от меня, ничего не зависит. Я не возражаю против того, чтобы эти населенные пункты имели представительные органы, но нельзя сегодня говорить, что руководство республики виновато. В любом случае надо вернуться к этому вопросу, нужно посмотреть, если они реально ущемлены или их условия жизни из-за этого поменялись, конечно, надо народу помочь сориентироваться. Но спешить и заявлять, что ущемляются права по федеральному закону или по каким-то иным основаниям… Я думаю, что население детально в законах не разбирается. Вы спросите, кто из опрошенных читал 131 Закон, кто из них знает, где эти межселенные земли. …если балкарцы страдают и от нас что-то зависит, я думаю, мы это будем устранять». (см. интервью с А. Каноковым по ссылке:

http://caucasustimes.com/article.asp?language=2&id=11857)
Если земля в прошлые времена объединила балкарцев и кабардинцев, то сегодня в республике она становится причиной раздора, приобретающего все в большей степени характер межэтнического противостояния. И, по словам представителей Совета старейшин балкарского народа, еще раз, как в 1944 году, балкарцы землю терять не намерены.

Валерий Ватутин, Москва, Caucasus Times

БАЛКАРЦЫ И КАБАРДИНЦЫ: ИЗВЕЧНЫЙ СПОР ЗА ЗЕМЛЮ: 1 комментарий

  • 17.07.2011 в 13:45
    Permalink

    Не могу не согласиться,что данная публикация наиболее точно отражает реальную действительность. Могу только добавить как уроженец тех мест,что население устало от безработицы,национализма и шовинизма,подпитываемого кучкой местных чиновников.Все СМИ подкуплены либо запуганы,полиция выполняет только заказы клана. Что касается этнических территорий,то тут вовлекаются все умеющие писать авантюристы для переписывания истории края,переименования названий,переиначивания всех программ школ,лицеев,вузов,и делается это в спешке, пока федеральная власть в дреме. Эта благодатная почва для религиозного экстремизма дает такие всходы,о которых разрушители страны мечтают! Очень жаль,что у России нет сегодня сил,могущих справиться с беспорядком в своих регионах Прогноз самый скверный:БЫТЬ КОНФЛИКТУ.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *