Азиатская реанимация «духа Хельсинки»

ПРАГА, 30 сентября, Caucassus Times — В этом году завершается председательство Казахстана в одном из самых важных европейских институтов — Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе — ОБСЕ. Еще несколько лет назад подобное положение вещей могло показаться курьезным, но времена меняются, и некогда бывшая советская республика сегодня управляет европейскими инициативами в области прав человека и урегулирования конфликтов в мире. Этот факт в первую очередь свидетельствует о том, через какие основательные преобразования прошел сам Казахстан, прежде чем возглавить влиятельную европейскую организацию.

В этом и заключается редкостный феномен Казахстана, который за короткий период времени, пройдя через серьезные метаморфозы в социокультурной жизни страны и добившись значительных успехов в экономической сфере, сумел занять на евразийском политическом пространстве свое исключительное и незаменимое место, став своего рода дипломатическим мостом между Востоком и Западом.

Возглавив ОБСЕ, Казахстан добился того, чего на протяжении 11 лет не смог сделать ни один предшествующий председатель, а именно консенсуса о проведении Саммита Организации. Последний раз саммит ОБСЕ состоялся в Стамбуле в 1999 году. И вот теперь к удивлению многих он состоится в начале декабря текущего года в столице Казахстана — Астане.
Сегодня стало очевидно, что Казахстан добился заметных успехов в области международной дипломатии, и его слово стало иметь определенный вес в международных институтах. Путь к самоутверждению Казахстана как цивилизованного, демократического государства на мировой арене не пролегал через преодоление частокола стереотипов, которые выдвигались на Западе в отношении всех постсоветских стран. Республика Казахстан сумела их обойти, предвидя ментально разность потенциалов.

Мне довелось присутствовать на одном из заседаний Постоянного совета ОБСЕ в Вене в прошлом году и быть свидетелем занимательнейшей дискуссии. Миклош Хорашти, в то время представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, выступил с острой критикой ряда постсоветских стран, в том числе России и Казахстана по вопросу декриминализации клеветы. Обсуждение проходило в достаточно напряженном по дипломатическим меркам манере. При этом Россия, в частности, призвала избегать «двойных стандартов», подметив, что в некоторых странах так называемой «продвинутой» демократии клевета влечет за собой уголовную ответственность, и совсем неважно, что данная юридическая норма «рудиментарна» и практически не используется в повседневной практике. Главное, что такой вид наказания предусмотрен! И действительно, Великобритания, к примеру, запустила процесс декриминализации клеветы и оскорбления только в 2009 году.

В этом споре Казахстан был более сдержан в оценках. Представитель страны весьма корректно и лаконично сослался на некий документ, текст которого, для нас, случайных наблюдателей «политических баталий», не озвучивался, но, который, судя по всему, умерил пыл оппонентов.

Это лишь один эпизод из жизни ОБСЕ, который весьма красноречиво высветил главную причину нынешнего кризиса в Организации: латентное противостояние стран к Востоку и Западу от Вены. По этой причине главный механизм принятия решений- метод консенсуса — оказался «заблокированным». Это привело к тому, что с 2003 года в рамках действующей структуры не принимались даже политические декларации, не говоря уже о том, что уровень представительства ОБСЕ измельчал, ограничившись, максимум, переговорами на уровне министров иностранных дел. Встречи в верхах постепенно прекратились, и последний саммит ОБСЕ состоялся в 1999 году в Стамбуле, хотя по регламенту должен проводиться один раз в два-три года.

Отсутствие общей позиции по ключевым вопросам повестки дня, однако, не мешали активной работе упомянутых автономных структур ОБСЕ и полевых миссий, которые продолжали назидательно учить демократии страны бывшего советского блока, тем самым, вызывая раздражение правящих кругов. Соответственно в условиях становления новой государственности многие республики воспринимали экспорт демократии как прямую угрозу стабильности внутри своих стран.

В свою очередь «цветные революции», прокатившиеся громовым эхом по постсоветским странам — Грузии, Украине, Кыргызстану- еще больше укрепили региональные элиты в верности этой мысли. Демократические преобразования в указанной группе государств как неминуемое следствие привели к явному спаду, а то и полному развалу национальных экономик, политическому кризису, и как трагическое последствие, гораздо более низкому, чем прежде, уровню жизни населения. По этой причине в том же Казахстане весьма популярным стал тезис Назарбаева: «сначала экономика, а уж затем — политика».

Одним словом, стагнация ОБСЕ была вполне закономерной. Запад критиковал Восток за недемократичность, Восток критиковал Запад за попытки превратить ОБСЕ в инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной группы стран в отношении другой.

На этом этапе Казахстан возглавил ОБСЕ и стал посредником между Востоком и Западом, сведя мосты между цивилизациями в единый магистральный путь международного развития, и воскресив тем самым заметно поникший к тому времени «дух Хельсинки». Республика сумела-таки убедить государств-участников ОБСЕ в необходимости проведения встречи в верхах. Это безусловный триумф казахстанской дипломатии принесет со временем миру плоды разумного и плодотворного сотрудничества между разными культурами, обогатив его синергией дальнейшего развития.

Возобновление практики периодического проведения саммитов ОБСЕ будет способствовать преодолению системного кризиса Организации и постепенному повышению ее роли и значимости в современной иерархии международных отношений. На фоне сегодняшней актуальности меркнут легковесные заявления о том, что председательство Казахстана в ОБСЕ это лишь масштабная PR-акция для Назарбаева.

Международное сообщество все отчетливее понимает, что перед нарастающими современными угрозами и вызовами войны, всевозможными конфликтами, природными, техногенными и финансовыми катаклизмами, сотрясающими мир, требуется все более основательный пересмотр существующих алгоритмов обеспечения безопасности и правил игры в современной мировой экономике. И в этом плане предстоящий саммит должен открыть путь к достижению общих для всего мирового сообщества целей и задач.

В настоящий момент первые шаги в этом направлении связаны с содержательным наполнением предстоящего форума. В повестку дня, в частности, предлагается включить такой дискуссионный вопрос как усиление институциональной основы ОБСЕ, трансформации структуры в полноценную международную организацию.

В плане скорейшей интенсификации актуальны вопросы восстановления жизнеспособности режима ДОВСЕ, усиление потенциала и инструментария ОБСЕ по раннему предупреждению, предотвращению и разрешению конфликтов, управлению конфликтными ситуациями и пост-конфликтной реабилитации. В этом ракурсе собенно важным видится расширение вовлечения ОБСЕ, в рамках ее мандата, в международные усилия по стабилизации и реконструкции Афганистана.

Кроме того, на Саммите предлагается рассмотреть аспекты противодействия транснациональным вызовам во всех трех измерениях : от незаконной торговли наркотиками, организованной преступности, кибер-преступности, торговли людьми до проблем международного терроризма. По вопросам противодействия экономическим вызовам в посткризисный период речь идет об адаптации Маастрихтской стратегии ОБСЕ к современным условиям, а также возможной разработке договора «Маастрихт плюс», который, по мнению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, должен стать своеобразным глобальным экономическим путеводителем не только сейчас, но и в долгосрочной перспективе.

В контексте «третьей корзины» на повестку Саммита могут быть вынесены вопросы укрепления общего потенциала государств-участников ОБСЕ по противодействию вызовам в человеческом измерении, то есть в области толерантности и недискриминации, свободы СМИ и мн. др.

Следует отметить, что предлагаемая повестка дня встречи в верхах, обеспечивает баланс всех трех измерений в плоскости ОБСЕ. Главное теперь продолжить намеченный курс, который в политических кругах авансом нарекли «эволюцией от Хельсинки до Астаны».

Джамиля Алиева, специально для Caucassus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *