Азарт не запретишь законами

ДАГЕСТАН, 7 марта, Caucasus Times — Чтобы разучиться играть на деньги, Дагестану хватит и четырех месяцев — так в конце февраля решил республиканский парламент. На заседании по этому вопросу депутаты эмоционально клеймили пристрастие к азартным играм, сравнивая его с наркотической и алкогольной зависимостью. Принятый ими закон гласит, что уже к 1 июля в республике не должно остаться ни картежных столов, ни рулеток, ни игровых автоматов. Это означает, что, если до сих пор владельцы казино и залов платили и налоги, и взятки, то отныне у них остался единственный выход: перевести бизнес на полностью нелегальное положение и попытаться сохранить его путем подкупа чиновников и сотрудников силовых структур.

Мало кто в республике верит в то, что игорная индустрия «уйдет» что называется просто так, без отчаянной борьбы за право на существование. Публичная дискуссия о необходимости запретительных мер ведется в республике давно, уже несколько лет власти вроде бы стараются выселить игровые заведения из крупных городских центров, однако сколько-нибудь серьезных результатов эти усилия (если они действительно предпринимались) не дали.

А начиналось все в 2004, когда как грибы под дождем, во всех городах республики стали появляться сотни и тысячи залов с игровыми автоматами. К концу года они уже прочно «въелись» в самые «оживленные» узлы городской инфраструктуры. Горожанин сталкивался с ними повсеместно: в магазинах, кафе, на остановках, рынках, у учебных заведений и просто на улицах. За последнее время залов стало вроде чуть меньше, но по-прежнему разыскать их для азартного игрока большого труда не составит. Поэтому жителей республики не слишком вдохновила очередная пафосная акция. В ответ на решение о запрете, они лишь скептически пожимают плечами.
Вообще-то Дагестан мог и не принимать свой закон «О запрете деятельности по организации и проведению азартных игр» — по федеральному закону к 1 июля 2009 года весь игорный бизнес в России должен переехать в четыре специальные зоны, и все они за пределами Дагестана. Так что республиканские депутаты, сократив на два года срок официального выселения порочных заведений, просто избавили госбюджет от нескольких десятков миллионов рублей. В 2005 году, по данным республиканского Минэкономики, налоговые поступления от этого вида деятельности составили 23 миллиона рублей.

Сумма подозрительно маленькая. Как сказал по этому поводу полпред Дмитрий Козак: «В Дагестане количество игровых автоматов приближается к московскому, а доходы от них в бюджет — как в Калмыкии». Теперь не будет и этого.

«Наезд» на одноруких бандитов, рулетки и карты два года назад начали духовные авторитеты республики. К тому времени в Дагестане, как и в любом другом российском регионе, было полно слухов о проигранных автомобилях и домах, ходила история о подростке, который задолжал заведению 180 000 рублей и повесился. Совет имамов Махачкалы потребовал закрытия казино и залов игровых автоматов (а также саун и ночных клубов), а в противном случае грозился опубликовать имена «сеятелей порока» в СМИ и обратиться на пятничных молитвах с мольбой к Аллаху наслать на них проклятья и беды. «Мы должны рассказывать людям, какую опасность несут для них азартные игры и разврат. Ведь все пророки призывали отдаляться от них», — говорил имам центральной мечети Махачкалы Магомед-Расул Саадуев.

Похоже, что больше всех высшего гнева испугались налоговики. Начальник республиканского управления ФНС Назим Апаев говорил, что к началу 2006 года в Дагестане осталось всего 600 игровых автоматов. Счетная палата дала примерно те же цифры -700 зарегистрированных аппаратов. Плюс в четыре раза больше незарегистрированных. Еще два зарегистрированных игровых стола — при шести казино. Учитывая, что в Дагестане ежемесячная ставка налога за один игровой автомат составляла 6000 рублей, а за один игровой стол — 125 000 рублей, то ежегодно мимо казны, по самым скромным подсчетам уходило более 240 миллионов.

Подавляющее большинство подобных заведений, по словам мэра Махачкалы Саида Амирова, не приносят прибыли ни городу, ни республике — никому, кроме самих владельцев». Он указал, что «залы игровых автоматов стали «кормушкой» для работников ФНС и правоохранительных органов».

После этой артподготовки весной прошлого года власти Хасавюрта, Дербента и Махачкалы запретили деятельность игорных заведений в жилых зонах, в зданиях общеобразовательных и медицинских учреждений, а также в культовых помещениях. Хозяева игрового бизнеса предупредили, что бюджет потеряет деньги,и им в качестве компромисса предложили специальную зону возле Махачкалы — бывший гараж республиканского управления строительства, те ответили, что так быстро (за несколько дней) перебраться не успеют и нужно хотя бы полгода. Там и сейчас, год спустя, почти пусто. В Махачкале осталось только два казино — «Оазис» и «Лас-Вегас».

Да и зачем переезжать, если вся проблема была только в желании городских властей припасть к той «кормушке», которой уже давно пользовались налоговики и милиция? «У нашего хозяина хорошие связи в администрации Махачкалы, — говорит администратор одного из игровых залов в столице. — Я знаю, что многие чиновники, работники милиции получают определенную долю с казино и игровых залов, их дети — постоянные наши посетители».

В результате самые пугливые начали распродавать автоматы. Кто-то попытался перевести бизнес переехал в более благоприятный для работы населенный пункт Дагестана. Но подавляющее большинство так и осталось работать. Просто почти вся игровая индустрия ушла в «тень».

Таким образом идея Саида Амирова очистить город от игорной «заразы» с треском провалилась. С самого начала злые языки поговаривали, что мэр своим постановлением добивался не порядка в этой сфере, а контроля за утекающей в чужие руки сверхприбылью.

Конечно, сегодня в Махачкале не увидишь яркой рекламы азартных игр, и осталось только два казино с лицензиями — «Оазис» и «Лас-Вегас»,
но и большинство нелегальных заведений продолжают работать в том же режиме, изредка переезжая с места на место после очередной милицейской облавы. «Милиция, бывает, заходит к нам, мол, закрывайтесь. Но мы ведь все знаем, как этот вопрос решается», — хмыкнул в ответ на наш вопрос о новом Законе Рамазан, администратор одного из залов. Его заведение продолжает работать в одном из самых густонаселенных районов Махачкалы — возле троллейбусного парка, где всего мы насчитали около 20 разных залов игровых автоматов! В каждом из них были посетители, в том числе несовершеннолетние. Сомнительно, чтобы после 1 июля кто-то из игроков проявил сознательность и отправился просаживать деньги в указанные федеральным законом игровые зоны на Алтае, в Приморье, Калиниграде или на границе Ростовской области и Краснодарского края.

Карина Магомедова, Махачкала, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *