Аслан Шаззо о визите Рауля Хаджимба в Адыгею: Статус и экономики в республиках примерно в равном положении

Асслан Шаззо, главный редактор издания НАТПРЕСС, черкесский активист, эксперт по Северному Кавказу о визите президента Абхазии Рауля Хаджимба в Адыгею.

ПРАГА, 19 марта, Caucasus Times: Аслан, чем, на Ваш взгляд, отличается визит абхазского лидера в Адыгею от предыдущих визитов его предшественников?

Аслан Шаззо: Сейчас Абхазия теряет свою былую относительную независимость. Возможно, только этим. Раньше Сергей Багапш, Александр Анкваб, в отличии от северокавказских лидеров, если они не понимали того, насколько зависимы от Москвы, теоретически могли заговорить, скажем, о взаимодействии двух экономик, то теперь каждый из этих лидеров примерно в равном положении. Да и экономики в республиках примерно в равном отсутствии. Москва не допускает того, чтобы регионы, а в их число можно включить и Абхазию, были состоятельными. Поэтому результаты встречи, если они будут, останутся исключительно на бумаге.

Caucasus Times: Отношения между абхазским и адыгским миром сегодня не столь теплые и дружественные, как это было в далеком 1993 году, когда добровольцы из КБР, КЧР и Адыгеи принимали участие в грузино-абхазском конфликте на стороне абхазов. Сегодня Рауль Хаджимба пытается эту ситуацию изменить?

Аслан Шаззо: Возможно, они будут говорить и о потеплении этих отношений. Но это будут все равно общие ничего не значащие слова. Тхакушинов и Хаджинба не влияют на народные настроения. Да, конечно, считается, что признание Грузией геноцида черкесов повлияло на позицию абхазов по отношению к адыгам. Но фокус заключался в том, что разочарование адыгов в абхазах наступило несколько раньше. Больше 12 лет Абхазия существовала как суверенное государство и тем не менее не смогло научиться кормить себя. При этом рядом существовала мощная черкесская диаспора, которая была в состоянии сделать ее процветающей. Не говоря уже о собственно абхазской диаспоре. Понятно, что основной причиной и здесь была Москва. Чего стоила, например, блокада Абхазии Россией при Ельцине. Что касается того, кто влияет на настроения народные. Опять же Москва. Она воспользовалась образовавшимся разрывом. Ради той же Олимпиады в Сочи. Как это конкретно делается, я вижу в Майкопе. Сотрудниками спецслужб с помощью запугивания и подкупа разводят общественные группы на расстояние друг от друга, делят их на лагеря. И те тихо враждуют.Открыто враждуют такие группы сегодня в интернете. Как это делается? Создается позиция – пропагандистская, выработанная спецслужбами и вложенная в уста оплачиваемых «троллей», есть и мнение прессуемого везде и всеми общественника. Его начинают травить. Также, я думаю, была устроена перепалка между адыгами и абхазами. Поэтому, если до конца отвечать на Ваш вопрос, то следует сказать о том, что при всем уважении Рауль Хаджинба ничего не сможет изменить. Положение может измениться лишь настолько, насколько это угодно Москве.

Caucasus Times: В чем суть противоречий между абхазским обществом и адыгским миром сегодня?

Аслан Шаззо: По большому счету противоречий нет не только между черкесами и абхазами, но и абхазами и грузинами. Мы радовались, когда Россия признала независимость Абхазии. Но не могли одновременно не понимать и того, что обманываемся в своей радости – никакой независимости нынешняя Москва обрести не позволит. Сегодня мы — черкесы, споря с абхазами, вспоминаем обиды, нанесенные ими нам в прошлом. Также и они по отношению к нам. Но забываем о том, что и тогда политика «разделяй и властвуй» велась Москвой неукоснительно. Солженицын в свое время говорил: «дайте мне десять человек, и я переверну СССР». То есть противоречия, разногласия, а еще лучше вражда – гарант существования империи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *