Арсен Каноков: «Федеральный центр свои полномочия терять не хочет»

БЕРЛИН, 24 января, Caucasus Times: Что Кабардино-Балкария сегодня может предложить европейскому потребителю? С чем Вы приехали в Берлин и с чем его покидаете?

Арсен Каноков: Чем мы можем сегодня удивить европейского потребителя? Мы можем ему предложить экологические чистые продукты. Сегодня мы прицениваемся к тому, что хотят европейцы, к тому, что они нам могут предложить в качестве оборудования. Мы принимаем участие в этой выставке первый раз. Однозначно можно утверждать, что если мы получим те технологии, которые есть в Европе и приложим их к тем климатическим условиям, которые имеет наша республика, мы сможем найти ряд позиций для конкуренции с другими компаниями, поставляющими качественную продукцию на европейский рынок.

Caucasus Times: Незадолго до вашего визита в Германию на коллегии прокуратуры республики Вы заявили, что наблюдается тенденция наращивания потенциала политических и религиозных экстремистских организаций, которые намерены оживить политический экстремизм в республике. Что конкретно Вы имели ввиду, и возможно ли, на Ваш взгляд, повторение событий 13 октября 2005 года?

Арсен Каноков: Мы все делаем для того, чтобы этого не случилось, но, вместе с тем, эта не совсем внутренняя проблема Кабардино-Балкарии. На Юге России много тех, кто хотел бы взорвать ситуацию в регионе. Но мы сегодня занимаемся оздоровлением всех сфер жизнедеятельности нашей республики и в политике, и в экономике. И это нас отодвигает от возможного повторения таких событий, поскольку они обычно базируются на протестных настроениях части населения, на нерешенных проблемах.

Поэтому, считаю, мы достаточно далеко ушли уже от подобной формы выражения протеста нашими людьми. И, конечно, необходимо очень внимательно за этими процессами наблюдать, что мы сейчас и делаем.

У нас уже идет диалог между властью и населением, мы выстраиваем структуры гражданского общества, создан институт омбудсмена, работает консультативный совет, где собраны представители всех политических сил. Они обсуждают все эти проблемы, и нам за год удалось очень серьезно разрядить обстановку. Я думаю, что мы будем проводить диагностику и профилактику в этой части и нам удастся увести население республики от противостояния .

Так что бояться сегодня особенно нечего. То, что я говорил на встрече с представителями правоохранительных органов о сохраняющейся опасности дестабилизации связано с тем, что силовые структуры должны держать на контроле эти вопросы, делать это более продумано, более системно. Известно, что иногда были перегибы в деятельности правоохранительных органов. А необходимо действовать очень аккуратно, чтобы все это не превращалось в какие-то гонения против населения по разным основаниям.

Caucasus Times: В ходе очередного совещания правительства республики Вы как-то заявили, что для более эффективной борьбы с коррупцией Вам не хватает полномочий. О каких конкретно полномочиях Вы говорили

Арсен Каноков: Вы знаете, что на территории любого субъекта российской федерации находятся федеральные органы, руководители которых назначаются руководителями федеральных ведомств. В данном случае речь шла о том, что нужен какой-то порядок ротации кадров в республике. Если президент России, доверяя руководителю, назначает его главой республики, то вместе с обязательствами и доверием, которые он оказывает, наверное, нужно дать и больше полномочий. Если я сегодня ограничен в возможностях, но передо мной ставят задачи, решение которых зависит от некоторых федеральных служб, не подчиняющихся мне, то очень трудно отвечать за их выполнение.

Сегодня на территории субъектов имеется большое количество федеральных структур, а мы не всегда знаем, насколько добросовестно они выполняют свои функциональные обязанности. Мы это обсуждали на встречах, в ходе работы разных комиссий. Нас услышали и сегодня в республике практически завершен процесс передачи полномочий двух федеральных органов. Естественно при финансовом их обеспечении. А в целом речь идет о 20-ти с лишним структурах.

Caucasus Times: Как выстраиваются Ваши отношения с федеральным центром? Всегда ли вы находите понимание, особенно когда речь идет о каких-либо проблемах характерных только для КБР? К примеру, тот же земельный вопрос?

Арсен Каноков: Ну, наверное, идеальных отношений не может быть. Мы, скажем, стремимся получить больше финансовых возможностей, больше полномочий, а федеральный центр свои полномочия терять не хочет. Но в последнее время положительных тенденций гораздо больше, чем отрицательных. Федеральный центр выделяет больше средств на реализацию крупных федеральных национальных программ. Увеличиваются суммы трансфертов субъектам РФ. В России экономика растет и по мере ее роста государство все больше и больше уделяет внимание субъектом федерации.

Но хочу отметить, что могут быть разные стратегии развития экономики. На территории субъекта нужно осуществлять не только социально значимые программы, но еще необходимо вкладывать средства в развитие экономики или предоставлять больше возможностей для реализации крупных проектов в регионах.

Что касается инфраструктурных изменений, то государство потихоньку начинает осознавать, что инфраструктура нуждается в применении новых подходов. Как экономист считаю, что надо давать не рыбу, а удочку, чтобы люди сами могли решать свои проблемы. Но, к сожалению, здесь мы где-то иногда не находим общего языка. Когда мы, правительство кредитуемся под 14-16 процентов, а государственный стабилизационный фонд размещается на Западе или где-то еще под мизерные проценты, нам это тоже не очень понятно. Разночтения есть в это части.
Caucasus Times: Как руководство республики собирается решать земельный вопрос в малоземельной республике? По некоторой информации в республике есть районы, где прекратили практику выдачи земельных участков под строительство жилья.

Арсен Каноков: Я думаю, что если кто-то будет строиться, мы не будем создавать проблем. Мы специально, когда наделяем землей, оставляем во всех муниципальных округах запасы для индивидуального жилищного строительства. Здесь проблем нет. Другое дело — ипотечные кредиты. Люди не могут их получить, потому что у них нет постоянного источника дохода.

Вопрос о земле – один из самых сложных. Люди обращаются с жалобами, что им в свое время не роздали паи, что нет частной собственности на землю. Но здесь надо подумать. Мы пока не определились, будет ли у нас частная собственность, или же долгосрочная аренда именно по землям сельхозназначения. У нас малоземелье, неравномерное распределение, и, как Вы отметили, безграмотный подход может вызвать негативное отношение со стороны населения. Поэтому не все сегодня в республике считают, что нужно быстро, в спешке объявлять частную собственность на землю.
Мы создали комиссию, которая изучает мнение населения по этому вопросу. Будем подходить разумно. Торопиться, я считаю нельзя, потому что, во многих субъектах, где земли были переданы в частную собственность, получилось так, что собственниками этих земель стали не те, кто живет на них, а те, кому удалось увести паи. Мы не хотим, чтобы в Кабардино-Балкарии произошло то же самое, чтобы люди продали свои паи и остались без ничего. У нас на Кавказе вопрос земли всегда стоял остро и я не думаю, что, если появится собственник земли, от этого будет спокойней. Видимо, должно пройти время, экономика должна вырасти, чтобы вопрос о собственности на землю не воспринимался столь болезненно. Пока же расслоение населения очень велико, люди живут так небогато, чтобы еще и на этом вопросе раскачивать ситуацию. Тем не менее, хочу услышать, что скажет народ, что скажет рабочая государственная комиссия. Если там будет больше 50 процентов желающих ввести частную собственность на землю, тогда я буду отпускать ее медленно, для того чтобы она не стала предметом массовых спекуляций. А те, кто сегодня шумит о том, что ее надо раздать, лукавят. Они просто хотят скупить паи у населения. В конечном счете, конечно, мы придем к частной собственности на землю. Это самая эффективная форма собственности во всем мире. Это понятно.

Caucasus Times: Прошел год, как Вы возглавили республику. Что Вам удалось, что Вы не смогли сделать из того, что задумали?

Арсен Каноков:. Что на самом деле удалось? Стабилизировать финансовую ситуацию. Потому что, когда мы пришли, все финансы были разбалансированы, бюджет не исполнялся, республика вовремя не платила по счетам. Мы подошли к решению вопроса с финансами системно, очистили, выставили порядок платежей. В первую очередь стали выполнять свои обязательства и, прежде всего, перед населением. Шаг за шагом разобрались с долгами. Больше половины долгов, около двух с половиной — трех миллиардов рублей первоначальных платежей, которые нам не давали двигаться, погасили. Мы с монополистами — РАО ЕЭС и Межрегионгаз договорились, принципиально улучшили платежную дисциплину, особенно в бюджетной сфере.

Те необходимые действия, которые мы должны были сделать, мы сделали. Кроме этого появилась твердая уверенность в том, что у населения сегодня нет проблем с выплатой зарплат, с отключением газа или электричества. Есть определенная финансовая стабилизация. Теперь мы знаем, куда двигаться, прекрасно понимаем, что надо в разы поднять экономику, в республику должны прийти инвестиции, условия хозяйствования и реализации проектов должны быть не хуже, чем в любом субъекте России. Если мы создаем для бизнеса необходимые условия, ему в первую очередь нужны понятные правила игры, и бизнес сюда придет. Поэтому сегодня мы просто выстраиваем те правила, которые должны быть. И мне кажется, что нам уже начинают больше доверять. Раньше было очень серьезное давление, в том числе со стороны правоохранительной системы, на бизнес, и он уходил из республики, потому что субъект не такой большой. Выживали только те, кто имел высокие доходы и мог договариваться. Сегодня всего этого нет.

И второе, мы ищем другие возможности для бизнеса: схемы субсидирования процентных ставок, более дешевые кредиты, и хотим, чтобы наши люди немного втянулись в этот процесс. Я думаю, что это вопрос 2-3 лет. Кроме того, у нас есть интересные наработки. Они заключаются в том, что мы не будем дожидаться, когда бизнес придет к нам, мы сами начнем через государственное частное партнерство реализовывать эти проекты. Я уже твердо знаю, на чем руку держать. С одной стороны, нужно улучшать инвестиционный климат в республики, с другой, не дожидаясь помощи со стороны, приступать к реализации этих проектов. Мы должны как минимум получать 5-10 миллиардов инвестиций в год. Другой вопрос, что государство не должно быть собственником, оно должно только участвовать и давать хорошим менеджерам возможность себя реализовывать на этой площадке.

Caucasus Times: Какой-либо из инвестиционных проектов нашел инвестора? Тот же дендропарк «Земля Нартов», к примеру? Какие у них шансы?

Арсен Каноков: Сегодня к нам крупный бизнес проявляет большой интерес. Я веду переговоры с Сургутнефтегазом, с Роснефтью, с другими солидными компаниями. Вопрос в том, что нам сегодня нужен крупный и средний бизнес. Вопрос реализации — это, к сожалению, вопрос времени. У нас до сих пор не было готовых инвестиционных продуктов. Если бы у нас были бы бизнес-проекты с расчетами! Сегодня мы способны предложить только идею.

Caucasus Times: То есть, просто идею, которая не имеет обоснования?

Арсен Каноков: Нет, есть что-то, но расчет на уровне ТЭО или эскизного проекта. Но нет обоснованного бизнес-расчета. Поэтому нужно готовить именно эти продукты. Мы уже заложили в бюджете на проектные работы порядка 50 миллионов рублей. Для чего? Чтобы предлагать уже готовые, соответствующие стандартам, инвестиционные продукты. Человек берет и смотрит, что он вкладывает, что у него получится?

Я не совсем уверен, что проект «Земля Нартов», о котором Вы говорили, себя окупит быстро, он все-таки более социальный, чем коммерческий. Я никого не буду за него агитировать. Возьмусь агитировать, только зная, что есть понятные правила игры. Бизнесмен должен заранее знать как в худшем, в среднем, и в лучшем случае проект будет реализовываться. Это вопрос цифр. Если мы хотим, чтобы он себе голову сломал, или затянуть дело, тогда, пожалуйста. Ну, один придет, второй, а потом молва пойдет такая, после которой мы уже никого не найдем и не пригласим.
Caucasus Times: В ходе одного из опросов проведенного нами среди балкарского населения республики выяснилось, что более 60% опрошенных считают, что республиканские руководители «не учитывают» интересы балкарского населения. В частности 38% респондентов оценили Закон о муниципальных образованиях отрицательно и 30% — «скорее отрицательно». Кроме этого, недовольство балкарского населения 131 законом вылилось в акции протеста в некоторых селах. Как Вы собираетесь решать балкарский вопрос?

Арсен Каноков: Если мы говорим о 131 Законе, сегодня недовольство вызвано тем, что города-спутники, которые расположены вокруг Нальчика, потеряли представительные органы. Я считаю, что это Федеральный Закон прямого действия и от нас, даже от меня, ничего не зависит. Я не возражаю против того, чтобы эти населенные пункты имели представительные органы, но нельзя сегодня говорить, что руководство республики виновато. В любом случае надо вернуться к этому вопросу, нужно посмотреть, если они реально ущемлены или их условия жизни из-за этого поменялись, конечно, надо народу помочь сориентироваться. Но спешить и заявлять, что ущемляются права по федеральному закону или по каким-то иным основаниям… Я думаю, что население детально в законах не разбирается. Вы спросите, кто из опрошенных читал 131 Закон, кто из них знает, где эти межселенные земли. Это, знаете, как вот кто-то приходит и говорит: «Вот нас обижают!». А за что, не понятно. Ведь, наверное, в любом федеральном законе можно найти норму, которая как-то ограничивает мои права. Население всегда болезненно воспринимает изменения. Что касается этих моментов, если балкарцы страдают и от нас что-то зависит, я думаю, мы это будем устранять. И мы не делим законы по национальному признаку.
Caucasus Times: Насколько мне известно, этим законом не удовлетворено и кабардинское население.

Арсен Каноков: Но у кабардинского населения, насколько мне известно, вопросов нет. Мы с Вами говорим сейчас о той стороне, где эти недовольства есть. На мой взгляд, по сути, в связи с принятием этого закона люди ничего не потеряли, как они жили до него, так живут и работают. В тех случаях, когда мы сможем что-то исправить, мы будем помогать, но то, что нужно для людей на самом деле, это решение насущных проблем, а то, что людей начинают раскачивать на 131 законе, чтобы показать, что одна национальность, в результате чего-то страдает, неправильно. И сегодня идти на поводу у определенных политиков я не буду. Есть федеральный закон прямого действия, и мы его будем соблюдать. Независимо о того кабардинцы ли это будут, балкарцы или русские. И здесь, конечно, надо твердой рукой эти процессы вести. Не нужно подталкивать нас к каким-то быстрым решениям. Все должно вызреть спокойно.

Caucasus Times: Это как раз тот случай, когда федеральный центр не желает считаться с особенностями национальных республик?

Арсен Каноков: Ну, у нас же несовершенны федеральные законы. Если сегодня хоть по одному субъекту отменить действие этого Закона, он может развалиться.

Caucasus Times: Но Вы за дифференцированный подход в отношениях федерального центра с субъектами?

Арсен Каноков: Закон не догма, и если вносят изменения в Конституцию, то почему их нельзя вносить в другие законы. Мы выступили с инициативой рассмотреть и внести изменения в 131 закон, и я считаю, что депутаты должны подходить более ответственно к этим вопросам. Сейчас мы в ожидании того решения, которое примет Госдума.

Caucasus Times: Согласно другим опросам общественного мнения, выяснилось что население республики мало информировано о тех новых законах, которые вводятся в республике по инициативе как центра, так и местных властей. Основным источником информации для более 70% населения КБР остается российское телевидение, а конкретней первый канал. Насколько мне известно, российское центральное телевидение не слишком заботится о том, чтобы объяснить людям суть такого рода законов. Это могло бы делать республиканское телевидение, но в силу того, что оно сократило объем общественно-политического вещания, часть населения считает себя обманутой.. Будет ли у Кабардино-Балкарии свой национальный телевизионный канал, как Вы об этом заявляли еще в начале 2006 года?

Арсен Каноков: Буквально за три дня до отъезда мы встречались именно с руководителями этих каналов. Необходимые средства для этого у нас есть. Это около 70 миллионов рублей. Мы планируем создать спутниковое телевидение, которое охватывало бы всю территорию республики. Мы считаем, что наиболее оптимальный для нас вариант, чтобы и диаспора могла получать информацию. Поэтому мы поручили изучить, на базе какого канала его создавать. Это та проблема, до которой мы еще не дошли. Надо было разобраться, кто чем владеет. Я считаю, что это очень актуальная проблема и ее надо решать. У нас есть горные районы, где нет телевидения. Иногда бывает, что наши жители получают информации из сопредельной территории больше, чем от нас. Поэтому мы эту проблему будем решать. Я думаю, что мы даже не будем включать эту тему в бюджет, мы найдем на это внебюджетные деньги и будем по этой схеме двигаться.

Мы уделяем большое внимание СМИ. Я понимаю, что, наверное, мы не все освещаем, но зачем давать нашим жителям ту информацию, которая, в общем, им может не совсем нужна. Они должны своими глазами увидеть, какие изменения происходят. А изменения есть. Это та стабильность, которая реально появилась. Конечно, люди переживают, что процессы идут не слишком быстро. Но чуда не бывает. Я говорил о том, что можно иметь кучу денег, но добиться быстрого результат они не помогут. Необходим проект, производство надо запустить, людей научить. Всему свое время. Ничего не происходит быстрее, чем это может быть. Я понимаю, что люди ждут быстрых решений. У нас в России всегда так: придет новый царь и все поменяет.

Самое главное, что у меня нет сомнений. Если я начну сомневаться в то, что делаю, это будет беда. Я должен быть уверен. А я на 90 % знаю, как сделать. Другой вопрос, мы исходим из наших возможностей, из материала, с которым работаем. Наша проблема в неподготовленности людей, но есть и свои конкурентные преимущества. Надо сесть и посчитать: где ты находишься? В Кабардино-Балкарии — здесь такой-то сосед, небо такое, земля такая. Все параметры оценил, посмотрел вокруг внимательно и начал думать, что делать дальше. И надо людей заинтересовать тем, что может быть сделано через 15 лет, жестко приметить план развития, и каждый год отмерить: смогли ли мы этого достичь или нет. У Наполеона было выражение: «Ничего не происходит ни в экономике, ни в жизни людей, кроме того, что грамотно продумано и просчитано». Если ты сумел все просчитать, если нет форс-мажора, ты с утра до вечера работаешь, ты можешь быть точно уверен, что достигнешь той цели, которую перед собой поставил. А когда не продумываешь, не системно работаешь, когда не ясно, куда двигаешься, успеха не будет. Я так не работаю.

Я понимаю, что с точки зрения идеального результата, наш вполне может оказаться посредственным, где-то посередине. Но однозначно могу сказать так: у нас зависимость от суммы инвестиций, которые придут в республику и суммы повышения бюджета, абсолютная. Если у нас не будет роста экономики связанного с инвестициями в, откуда рост бюджета и снижение дотаций? Чуда, наверное, можно добиться в одном отдельно взятом субъекте Федерации, но нужно точно просчитать, как это сделать. Вот Татарстан, к примеру. В начале 90-х ему просто повезло. Он смог получить из федерального центра, выторговать хорошие условия работы и, естественно, они это все реализовали с 200-300 процентным эффектом. Если бы сейчас дали на старте пол миллиарда долларов и сказали бы: «Слушай, пол миллиарда тебе даю, начинай, стартуй!». Я бы в год зарабатывал бы 20 % , это 100 миллионов долларов от половины миллиарда. Я бы нашел, где их разместить, а потом, начал бы инвестировать. Молодцы они в чем: в начале смогли выторговать условия, потом еще все и с умом сделать. Другой мог получить и эти условия не использовать с выгодой.

Caucasus Times: А сегодня?

Арсен Каноков: Сегодня я сомневаюсь, что дадут такие условия. Мы стараемся этого добиться, но о тех объемах можно забыть. Мы выторговали 2 миллиарда сейчас, получили по федеральным целевым, 600 миллионов условно получили на дороги, там трансферт увеличен на миллиард. Вот на 3,5 миллиарда мы отторговали, тоже не мало. Согласны, что 120 миллионов долларов республика никогда не получала. Борьба была серьезной. Татарстан это совсем другой субъект в отношении того, что и количество и возможности, нефтяные возможности и все остальное по-другому. Поэтому надо учиться у Татарстана, но взять и экстраполировать на нашу республику, невозможно.

Caucasus Times: Сколько времени Вам понадобится, чтобы восстановить экономику республики до такого уровня, когда, как Вы обмолвились, уже не будет, порождаемой расслоением, социальной зависти, которая не позволяет Вам сегодня ввести частную собственность на землю?? И готовы ли Вы возглавить республику еще на один срок?

Арсен Каноков: Честно говоря, смотря, как повезет. Я могу нарисовать 3 сценария. В идеальном варианте, с учетом роста экономики России и того, что нам удастся увеличить налоговую базу и создать рабочие места, нам нужно 5 лет. Плохой – пессимистичный вариант – 15 лет. Даже если начать реализацию проекта, то только 2-3 года будет необходимо, чтобы подвести базу под весь этот бизнес. Говорить о том, что за год все можно сделать, это неправда. Даже на строительство одного цементного завода уйдет два-два с половиной года. Средневзвешенный вариант — 10 лет.

Что касается моего второго срока, то, если я увижу, что нам удается в корне изменить ситуацию в экономике, желание остаться будет в два раза больше. Но если я увижу, что мы не можем ничего изменить, то цепляться не буду. Я пришел изменить ситуацию и очень надеюсь, что нам повезет и все факторы, которые могут повлиять на развитие экономики республики, будут благоприятны. От субъекта не много зависит, может быть, половина. Остальное зависит от геополитического местоположения субъекта.

Интервью с главой Кабардино-Балкарии Арсеном Каноковым было сделано 21 января в Берлине, куда он приехал, чтобы принять участие в традиционной берлинской агропромышленной выставке «Зеленая неделя». Интервью сделано главным редактором Caucasus Times Исламом Текушевым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *