Архимандрит Дорофей: «Отец Виссарион будет действовать исключительно по указке Москвы»

Абхазская революция мая — июня 2014 года, в результате которой в отставку подал президент Абхазии Александр Анкваб, актуализировала церковный конфликт в Абхазии. В начале августа в абхазских СМИ прошла информация о захвате и проведении управляющим Абхазской православной церкви (АПЦ) отцом Виссарионом литургии под сводами Патриаршего Собора в г. Пицунда. В условиях, когда абхазское православие разделилось, данное событие воспринимается в абхазском обществе именно через призму конфликта АПЦ и «Священной Митрополии Абхазии» (СМА). Так ли это на самом деле?О сути церковного конфликта в Абхазии, а также о причинах его актуализации рассказал в специальном интервью Caucasus Times Архимандрит Дорофей (Дбар), доктор богословия, председатель Совета СМА.

 

Caucasus Times: Отец Дорофей, как вы оцениваете события мая — июня месяцев, в результате которых в отставку ушел президент Абхазии Александр Анкваб, видите ли в Вы в этом лишь действие внутренних причин или же допускаете и влияние извне?

 

Архимандрит Дорофей (Дбар): Относительно майских событий я уже высказывался неоднократно. Думаю, что именно внутренние причины сыграли более важную роль в отставке Анкваба. При этом будет глупо, конечно, отрицать и факт влияния извне. Иногда я слышу о том, что Москва отодвинула Анкваба из-за того, что он якобы отказался подписывать «ассоциированные отношения» с РФ. Прошу прощения, но когда Анкваб брал все время деньги у Москвы, и все что им было построено и сделано здесь, было сделано именно на эти средства, это разве не является еще большей привязкой Абхазии к РФ? Разве при таком подходе Анкваб не отдал свою судьбу в руки Кремля?

 

Caucasus Times: Накануне в СМИ прошла информация о проведении управляющим Абхазской православной церкви литургии под сводами Патриаршего Собора в г. Пицунда. В условиях, когда абхазское православие разделилось, это событие воспринимается в абхазском обществе именно через призму конфликта АПЦ и «Священной Митрополии Абхазии» (СМА). Так ли это на самом деле?

 


Архимандрит Дорофей (Дбар):
Нет это не так. События с Пицундским храмом связаны исключительно с попыткой о. Виссариона решить в период безвластия в Абхазии свои, скажем так, меркантильные интересы. СМА не претендует на Пицундский собор. Мало того, когда два года назад о. Виссарион отобрал ключи от маленькой часовни, расположенной рядом с Пицундским храмом, часовня находилась в ведении Новоафонского монастыря, Совет СМА по моей рекомендации принял решение не предпринимать никаких действий по возвращению часовни. Что касается выноса органа, я уже говорил и повторю снова, что это решение было несвоевременным и поспешным. Мною было предложено компромиссное решение, которое, как мне кажется, является единственным выходом из создавшейся конфликтной ситуации вокруг Пицундского храма. Речь идет о совместном использовании Пицундского храма и для православного богослужения, и для органных концертов. В любом случае поведение духовенства из окружения о. Виссариона в минувшую субботу в Пицунде, особенно священника Александра Яблокова, было непозволительным. Надо помнить, что для нас, священнослужителей, на первом месте стоят люди, а потом здания, в том числе и храмовые.

 

Caucasus Times: Можно ли говорить об актуализации церковного конфликта в Абхазии?

 
Архимандрит Дорофей (Дбар): Вы знаете, напряженность, связанная с абхазским церковным вопросом, по-моему, вообще не спадала. Да, наверное, можно говорить об актуализации церковного конфликта в Абхазии. Она связанна со следующим. Во-первых, как и в 2011 году, в период президентских выборов, о. Виссарион пытается наскоками решить, как я уже сказал, свои «меркантильные интересы». Например, выгнать нас, представителей СМА, из Новоафонского монастыря, иметь в своем распоряжении Пицундский собор и т.д. Во-вторых, у о. Виссариона появилась некая уверенность в том, что кремлевские политики и московские церковные деятели, помогут ему решить проблему с СМА. У представителей Митрополии было несколько встреч с о. Виссарионом и его сторонниками в мае этого года в Новоафонском монастыре, где были найдены точки соприкосновения по многим вопросам. Однако после встречи господина Суркова с духовенством Сухумо-Пицундской Епархии, о. Виссарион больше не появился в Новоафонском монастыре. Мало того, поставил ультиматум перед нами: либо упразднить СМА, либо покинуть Новоафонский монастырь. Через некоторое время, при посредничестве Вахтанга Пипия, встречи представителей СМА с о. Виссарионом были возобновлены. Снова мы достигли взаимопонимания по отдельным вопросам, наметили план наших совместных действий, даже пришли к тому, что мы дадим совместную пресс-конференцию. Однако, после последней поездки о. Виссариона в Москву и встречи там с представителями РПЦ, он завил всем нам, что никакое объединение невозможно, и если мы, представители СМА, сейчас не принесем своего покаяния РПЦ, в будущем нам не будет места в Абхазской Церкви. Мой ответ был следующим: «Дорогой отец Виссарион, для нас важнее решение абхазского церковного вопроса, поэтому, не боясь, решайте, а мы найдем, чем себя занять». Но, поскольку РПЦ не имеет возможности решить абхазский церковный вопрос, в этом нет никого сомнения, а о. Виссарион будет действовать исключительно по указке Москвы, вопросы, связанные с преодолением раскола внутри абхазского духовенства и решением судьбы Абхазской Церкви еще долго будут висеть в воздухе.

 
СПРАВКА: Политические и общественные процессы в Абхазии, ставшие следствием грузино-абхазского конфликта 1992-1993 годов, не обошли стороной и Абхазскую православную церковь. После того, как частичного признания удостоилась сама республика, к созданию Автокефальной церкви приступило молодое абхазское духовенство. Последние заявили об отделении от Грузинской Православной Церкви, выходе (как клириков) из лона Русской Православной Церкви, и зарегистрировали в Министерстве юстиции Абхазии религиозную организацию «Священная Митрополия Абхазии» (СМА) с кафедрой в новом Афоне.[1] Возникновению СМА предшествовала попытка Русской православной церкви направить в Новоафонский монастырь игумена Ефрема (Виноградова). Однако молодое абхазское духовенство категорически не согласилось с «назначением настоятеля монастыря из Москвы». Было принято резонансное решение и 15 мая 2011 года на церковно-народном собрании в Новоафонском монастыре, на котором присутствовало более 1500 человек (клириков, монахов и мирян), а также представители парламента и общественных организаций Абхазии, был создан Совет Абхазской митрополии. Тем самым до решения канонического статуса Православной Церкви в Абхазии и образования полноценных институтов её управления председателем Совета Абхазской митрополии и кандидатом в епископы митрополии был избран архимандрит Дорофей Дбар (в миру Дмитрий Заурович Дбар).Как и следовало ожидать, «абхазских раскольников» резко осудила Русская православная церковь, запретив Дбару служение
Отметим, что 22 мая 2013 года Президент Абхазии А. Анкваб обратился к патриарху Кириллу с просьбой рукоположить епископа Абхазской православной церкви. При этом Анкваб отверг возможность восстановления церковных связей Абхазии и Грузии, поскольку, по его словам, «во время вооруженного конфликта 1992-1993 годов Грузинская православная церковь совершенно определенно поддержала военную агрессию против мирного населения Абхазии». Однако спустя некоторое время официальные власти Абхазии обвинили отца Дорофея в «западничестве», что в условиях современной Абхазии, которая находится в жесткой военно-политической зависимости от России, означает быть объявленным врагом.
Интервью подготовлено Исламом Текушевым, главным редактором Caucasus Times.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *