АПРЕЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ АРМЯНСКОЙ ДИАСПОРЫ США

 

ВАШИНГТОН, 16 апреля, Caucasus Times. 16 апреля в Армении прошла церемония инаугурации новоизбранного президента Армена Саркисяна, сменившего на этом посту Сержа Саргсяна, руководившего республикой последние десять лет. Однако, похоже на то, что бразды правления могут оставаться в руках последнего ещё многие годы: по итогам референдума, прошедшего 6 декабря 2015 года, в Конституцию Армении были внесены изменения, согласно которым в этом году Армения становится страной с парламентской формой правления.

В преддверии очередных парламентских выборов, назначенных на 17 апреля, в Ереване прошли митинги протеста и демонстрации, организованные оппозицией, руководимой лидером партии «Гражданский договор» и главой оппозиционной фракции в парламенте Армении Николом Пашиняном. Он и его последователи выступают против избрания экс-президента Сержа Саргсяна новым премьер-министром, назначение которого мало у кого вызывает  сомнение не только в самой республике, но и за рубежом.

Двумя неделями раньше в столице США, в Центре Стратегических и междунароных исследований (CSIS) был организован круглый стол «Новые вызовы, стоящие перед Арменией. Какой должна быть реакция Запада?» Докладчиками, отвечавшими на этот и на другие вопросы присутствующих, были директор программы «Россия и Евразия» Национального Фонда содействия демократии (NED) Мириам Ланской, старший научный сотрудник Программы России и Евразии Фонда Карнеги за международный мир, бывший директор по делам России Совета национальной безопасности США Пол Стронски и бывший посол США в Беларуси и Грузии Кеннет Яловиц.

По мнению Мириам Ланской Соединённые Штаты способны предпринять решительные дипломатические усилия в рамках Минской группы ОБСЕ в урегулировании Карабахского конфликта, Кеннет Яловиц выразил обеспокоенность, что в случае новой войны в зоне конфликта боевые действия могут перекинуться за её границы, а Пол Стронски сосредоточил внимание присутствоваших на внутренних проблемах Армении, возникающих после конституционных изменений.

Во всём ли согласны с докладчиками присутствовавшие представители армянской диаспоры США? На наши вопросы отвечает член Общественного движения Policy Forum Armenia Aстхик Григорян.

Какой аспект был наиболее злободневным для присутствовавших на нём представителей армянской диаспоры?

Астхик Григорян: — Начну с того, что мы, в принципе, хотели бы услышать от докладчиков в той, или иной форме. Вопрос касается политической трансформации, которая сейчас происходит в Армении. Прежде всего нас интересовало их мнение о переходе от президентской к парламентской системе правления, основанном на новой редакции Конституции Республики, принятой по результатам проведенного якобы референдума в декабре 2015 года. Согласно этому решению вся полнота и все рычаги исполнительной власти в стране переходят от президента к премьер-министру с той лишь оговоркой, что отныне пребывание на посту премьер-министра не будет лимитированным.

Мы ожидали, что западные эксперты отреагируют на этот факт в контексте тяжелейших для Армении событий, происходивших в течение последних десяти лет в период правления Сержа Саргсяна. Мы были намерены изложить свои проекции на то, как он будет править после 17 апреля, когда получит новые полномочия, поскольку никто не сомневается (не сомневался), что именно он будет новым премьер-министром Армении.

Вопросы, заданные экспертам, касались в основном внутренней политики Армении. Нас интересовала главным образом реакция  западных партнёров на происходящее в стране. Это и ситуация с правами человека, и тотальная коррупция, и проблема политзаключенных, количество которых особенно возросло после июля 2016 года, и положение Армении в качестве клеврета России, в которое её привел нынешний президент в большей степени, чем его предшественники. При этом все слабее связи с гражданским обществом и неправительственными организациями, финансирование которых почти не осуществляется. Почему при всем этом Запад продолжает сотрудничать с Саргсяном? Вот вопрос, ответ на который мы хотели услышать в первую очередь.

Была проведена такая параллель – почему в случае с Россией Запад объявляет санкции, а в случае с Арменией, перед которой стоят те же вызовы, о санкциях речи нет. Честно говоря, мы не были удоветворены ответом. По мнению экспертов предпосылки в обоих случаях – разные. Однако, в Армении совершенно очевидна такая же коррупционная схема полного слияния олигархии и властных стуктур, что позволяет объявить и режиму Армении, и олигархам, связанным с этим режимом, санкции, объявленные России.

Почему же Запад продолжает доверять режиму Сержа Саргсяна, проводящего столь пагубную для страны внутреннюю политику? Что дает основание экспертам надеяться на перемены к лучшему в этой апрельской ситуации в стране? К сожалению, мы не услышали ответов и на эти наши вопросы. Вместо них в который раз прозвучали надежды, слушать которые порядком наскучило.

Был затронут и вопрос, касающийся интересов России на Кавказе, в частности в Азербайджане и Армении. Какова вероятность того, что Россия будет выступать в защиту интересов одной стороны в ущерб интересам другой? Сохранится ли гарантия соблюдения договора ОДКБ и других документов, подписанных за последние годы. В данном случае прозвучал, на наш взгляд, честный и правильный ответ: в случае крупномасштабного конфликата между Арменией и Азербайджаном Россия, скорее всего, не станет принимать чью-либо сторону, а будет проводить ту же политику, что и Соединенные Штаты – поспешествует снижению напряжения и приложит все усилия, чтобы конфликт стих. Иными словами, эксперты уверены, что Россия не станет помогать Армении. Такую позицию Кремль уже продемонстрировал во время четырехдневной войны в апреле 2016 года.

В таком случае в чем смысл прокремлёвской ориентации властей Армении, которую, как было сказано, режим Саргсяна превратил в «клеврета России»?

Астхик Григорян: – На наш взгляд у властей Армении просто-напросто нет другого выхода. Начиная с 2000 года, особенно после первых выборов Сержа Саргсяна в 2008 году, экономическая и политическая зависимость Армении от России настолько возросла, что властям не остается ничего другого, кроме как сохранять хорошую мину при плохой игре, надеясь, что подобное политическое притворство убережёт её как от новой полномасштабной войны, так и от шоков политического и социально-экономического характера, чего, собственно, не произошло начиная с 2009 года и после событий апреля 2016 года. При этом основная проблема, стоящая перед режимом Саргсяна – это проблема физического выживания, единственным гарантом которого является Россия. Этим, на наш взгляд и объясняется такая сильная зависимость, или, как Вы выразились – ориентация.

Президентом России в этом году в очередной раз стал Владимир Путин. Но давайте немного пофантазируем, помечтаем и допустим, что у кормила власти в Кремле оказался (или окажется) либеральный политик, ориентированный на западные демократичекие ценности, ведь мы не можем исключать, что такое когда-нибудь да произойдёт. Как в таком случае повело бы себя нынешнее руководство Армении? Предпочло бы оно политическую изоляцию с бессрочным мандатом на власть, о котором вы говорите, новому курсу, за который вы ратуете?

Астхик Григорян: – Честно говоря, пока трудно такое предположить, но в таком случае скорее поменяется не политика руководства Армении, а настроение населения. Дело в том, что гражданское сообщество Армении выступает сейчас как против внутреннего авторитаризма, так и против Кремля. Увы, силы в этом противостоянии неравные. Но если вдруг произойдёт то, о чем Вы говорите, или если Путин и его команда потеряют свои интересы в Армении, откажется, или по каким-либо причинам утратит свой контроль над ней, а народ останется один на один с режимом, он активизируется и у него будет много шансов выиграть в этой борьбе. Сомнений в этом нет. Такое происходило у нас и после Октябрьской революции в 1918 году, когда русские были заняты своим переустройством и была провозглашена независимая Армения, которая смогла даже отбить у турков Карскую и Ардаганскую провинции. Их пришлось потом вернуть Турции, когда Ленин пришёл на подмогу Ататюрку, а впоследствии они оба задушили Армянскую Республику. Такое призошло и во время Карабахской войны, произойдёт и в том случае, если Россия по той, или иной причине будет занята другими делами, перестанет контролировать Армению и оказывать давление на её народ.

Позиция армянской диаспоры США совпадает с позицией армянской диаспоры России? Между вами есть разногласия?

Астхик Григорян: – Я мало что знаю об армянской диаспоре в России. Очень трудно судить о её деятельности, когда нет организванных структур, за исключением Союза армян России, который работает с оглядкой на кремлёвский режим. Поэтому мне трудно судить о том, насколько они озабочены процессами, происходящими в Армении.

Я абсолютно уверена в том, что все её видные представители  так или иначе зависимы от Кремля и имеют соответствующую этой зависимости позицию касательно Армении. Они не строят свою деятельность по той же логике, по какой организованы американская или французская диаспоры. Они хромают не только в политическом, но даже в культурном направлении: отсутствуют армянские школы, нет самостоятельных культурных центров, не считая тех, что организованы при Посольстве Армении в Москве и её региональных представительствах. Поэтому мне не совсем понятны задачи, которые ставит перед собой армянская диаспора России.

– Реакция официального Еревана на резолюцию Украины в ООН по Крыму известна, а как обсуждается этот вопрос здесь? Какова Ваша позиция по этой проблеме:

Астхик Григорян: – Говорить о какой-то серьёзной позиции руководства Армении в отношении любого вопроса, касающегося России, не приходится, потому что нет суверенной Армении и нет понимания своих же интересов, зато есть понимание интересов России, которые Армения в той или иной форме поддерживает. Параллели между Арцахом и Крымом могут быть, но вопрос Арцаха – это в первую очередь вопрос прав человека и возможности жить в условиях свободы, а не вопрос религии и даже не вопрос истории, хотя, по большому счёту, и она на нашей стороне.

Позиция Вашингтона по Карабаху, в отличие от его позиции по Крыму, весьма неопределённая – тут нет ничего такого, чему можно было бы порадоваться, или чему можно было бы возразить. Более того, проглядывает некая апатия, и даже недоверие к Минской группе ОБСЕ, что, впрочем, не удивительно, поскольку она так и не нашла мирного пути урегулирования Карабахского конфликта. Этот процесс ни к чему не привёл и ничего нового они пока не придумали.

Вашингтон не готов и не торопится принять чью-либо сторону, потому что большой разницы между официальным Ереваном и официальным Баку он, к сожалению, не видит. Соединённые Штаты считают режим Саркисяна таким же коррумпированным, как и режим Алиева. Есть плюсы, есть и минусы, но это, поверьте, неинтересно обсуждать – насколько режим Алиева коррумпированней. Нам от этого не легче. А наша позиция – это, неоходимость когерентной связи между властями и народом, это необхоимость взаимного доверия. Есть тревожное ожидание повторения апрельских событий, когда были большие потери с нашей стороны – а я считаю, что даже потеря одной жизни невосполнима. Мы потеряли и контроль над частью территории в результате политики, которую режим Саркисяна проводил в течение последних десяти лет.

Наши оппоненты, оправдывая пророссийскую политику Армении, сравнивают её экономику с более сильной экономикой Азербайджана, но это не аргумент, способный изменить наше мнение. При правильном правлении Армения могла бы не только защищать право населения Арцаха-Нагорного Карабаха на самоопределение, она также должна была бы обеспечить её обороноспособность, базируемую на сильной экономике при поддержке диаспоры. Но этих связей, к сожалению, нет. Потому мы и располагает тем, что сейчас имеем.

– Тем не менее самопровозглашённая «Нагорно-Карабахская Республика Арцах», де факто-существует в статусе непризнанного образования. Предположим, мировое сообщество признало его, а руководство Азербайджана смирилось с этим фактом, как Сербия – в случае с Косово. Доускаете ли вы в таком случае вхождение Карабаха в состав Армении?

Астхик Григорян: – Я думаю, это оптимальный вариант для обоих армянских образований.  Но в планы теперешнего руководства Армении это не входит. Вопрос обретения независимости Карабаха в рутине политических событий девяностых годов изначально был поставлен неправильно. По прошествии лет об этом еще будут говорить историки.

– А как надо было ставить вопрос?

Астхик Григорян: – Как Вы помните, Верховный Совет НКАО тогда вынес вопрос о вхождении Арцаха в состав Республики Армения в сответствии с Конституцией СССР. Однако, где-то на пол-пути, уже после развала СССР Тер-Петросян и его режим решили, что это будет неприемлемым для мирового сообщества и что правильнее будет, если Арцах станет независимым госдарственным образованием. Вот за это мы сейчас и расплачиваемся. Не надо было делать этого. Я вас уверяю, ни у тех активистов, которые в восьмидесятых начинали это движение, ни у тех добровольцев, которые позднее с оружием в руках защищали мирных жителей Арцаха от атак Азербайджанской армии, не было помыслов строить своё государство со своими границами и атрибутикой.

Муртуз ДУГРИЧИЛОВ, специально для Caucasus Times

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *