Андраш Рац: сравнение событий 1956 года в Венгрии и 2008 года в Грузии не корректно

ВАШИНГТОН, 1 ноября, Caucasus Times, продолжая «Кавказский меловой круг» — цикл интервью с экспертами по Кавказу, политологами из США, Европы и Азии, представляет вашему вниманию беседу с Андрашом Рацом.

(Andras Racz) — венгерский историк и политолог. В 2008 году получил докторскую степень. В настоящее время работает в Институте стратегических и оборонных исследований в Университете национальной обороны имени Миклоша Зрини (Будапешт) . Андраш Рац занимается исследованием проблем безопасности, внешней и оборонной политики постсоветских стран, а также внешней политикой Венгрии. Среди его недавних публикаций такие статьи, как «Венгрия и «Восточное партнерство», «Джинн в трубе: новый поворот в российско-белорусском газовом конфликте», «Рамки российско-украинского соглашения по Черноморскому флоту».

Интервью с Андрашом Рацом подготовил специально для Caucasus Times Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США), кандидат исторических наук.

Caucasus Times: — В августе 2008 года многие журналисты и эксперты из стран Центральной и Восточной Европы сравнивали поведение российской армии в Грузии с действиями советских войск в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968 году. В Вашей стране Венгрии память о 1956 годе еще свежа. Насколько корректны, на Ваш взгляд такие исторические параллели? Не упрощают ли они понимание сложных проблем??

А.Р.: С моей точки зрения, сравнение операции российской армии в Грузии и событий 1956 года в Венгрии некорректно с исторической точки зрения. Приведу 7 своих аргументов. 1. Различным были даже стартовые условия двух событий. В то время, как в 1956 году Венгерская Народная Республика была частью Варшавского пакта , она была оккупирована советскими войсками и считалась формально сферой советских интересов. Положение Грузии было иным. Это была независимая страна, прозападно ориентированная, имеющая свои собственные интересы, широкие связи с США и ЕС. 2. Причиной венгерского восстания была неудовлетворенность коммунистической властью, которая была установлена в Венгрии силами извне. Причина грузинской атаки Южной Осетии — это территориальная проблема по преимуществу. 3. Венгрия не имела территориальных конфликтов с Советским Союзом в 1956 году, за исключением, конечно же, самого факта оккупации. 4. Было очень много признаков грузинских военных приготовлений с 2006-2007 гг. Венгерское же восстание произошло неожиданно и для советской и для тогдашней венгерской элиты. 5. Согласно Докладу Комиссии Хайди Тальявини Грузия предприняла агрессию против российских миротворческих сил. Венгрия не делала так в 1956 году. Восстание не начиналось, как военный акт, оно только позднее вылилось в вид военного сопротивления. 6. С грузинской стороны использовались регулярные военные силы под государственым командованием. Венгерское же восстание было скорее спонтанным с государственной властью, имеющей только ограниченные возможности. 7. Грузия могла полагаться на политическую поддержку Запада в 2008 году, а Венгрия не имела такой поддержки, особено после 30 октября 1956 года .
Миклош Зрини (Николай Зринский) (1620 -1664)- политик, военачальник, общественный деятель и поэт Священной Римской империи германской нации. В 1647—1664 годах был баном (правителем) Хорватии. Один из главных героев Австро-турецкой войны 1663—1664 годов.

Речь идет о Варшавском договоре (Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи) от 14 мая 1955 года. Этот пакт оформил создание военного союза стран «социалистического выбора» при ведущей роли Советского Союза.

30 октября 1956 года венгерское правительство Имре Надя приняло решение о восстановлении в Венгрии многопартийной системы и о предстоящем проведении свободных выборов. 31 октября советский лидер Никита Хрущев на заседании Президиума ЦК КПСС заявил: «Если мы уйдем из Венгрии, это подбодрит американцев, англичан и французов империалистов. Они поймут как нашу слабость и будут наступать». Было принято решение создать «революционное рабоче-крестьянское правительство» во главе с просоветским лидером Яношем Кадаром и провести военную операцию с целью свержения правительства Имре Надя. Решение СССР о военном вмешательстве было принято после того, как посол США в Москве Чарльз Болен проинформировал советское руководство, что «Вашингтон не рассматривает Венгрию, как потенциального военного союзника». США не желали рисковать потенциальным конфликтом с СССР из-за венгерского восстания. В дополнение к этому они в это время были вовлечены в разрешение другого политического кризиса — Суэцкого.
В общем, суммируя, сравнение вторжения Советского Союза с военными операциями РФ очень проблематично (различными являются структуры двух систем, разное международное окружение и прочее). Конечно, это красиво звучит, имеет пропагандистскую ценность, хорошо читается в газетах, но исторически все это некорректно.
Caucasus Times: -После распада Советского Союза отношения РФ и Венгрии непросто складывались. Были и успехи, и взаимная подозрительность. Какую роль в двусторонних отношениях играл (и продолжает играть) «кавказский фактор» (ситуация в Чечне, Грузии)? Насколько вообще кавказская динамика интересна Венгрии??

А.Р.: Я бы отделял вопросы Северного и Южного Кавказа. События на Северном Кавказе всегда были скорее вне фокуса предметом внешней политики Венгрии. Регион этот слишком далеко, у нас нет ни исторических, ни культурных, ни экономических связей, ни опыта коммуникации. Конечно, мы были осведомлены о событиях чеченских войн, имели информацию о нарушении прав человека там… Но общественная осведомленность была на крайне низком уровне.

Среднестатистического венгра все это не очень-то интересовало. Это больше интересовало политическую элиту, конечно же, но она признавало это внутренним делом РФ. Более того, нестабильность на Северном Кавказе – это источник беспокойства для нас, так как Венгрия (в качестве члена НАТО и ЕС) прямо заинтересована в стабильной и предсказуемой России, как партнере. Если Россия будет нестабильной (террористические атаки и прочее), то это также создаст негативное воздействие и на Венгрию.

Вопрос Южного Кавказа более сложный. Три страны региона — независимые образования, суверенные государства. Грузия выразила свою волю вступить и в НАТО, и в ЕС (конечно, у Тбилиси нет шанса, по крайней мере, в среднесрочной или краткосрочной перспективе), она участвует в программе «Европейское соседство» и «Восточном партнерстве» .

Таким образом, Грузия для Венгрии намного более «ощутима», чем, например, Дагестан. Еще одно замечание. Обсуждая эту проблему, надо держать в уме, чтро Венгрия — член НАТО и восринимает США, как близкого и критически важного союзника. Поскольку Вашингтон смотрит на Грузию с симпатией, Будапешт не может и не желает вести себя не так, как американцы… просто в силу политических причин. Мы, может быть, немного неохотно это делаем, но мы стремимся быть более умеренными… но жесткие действия против интересов США в регионе — это не наша позиция. Однако развитие Кавказского региона в общем процессе российско-венгерских отношений — довольно маргинальный сюжет. Наши двусторонние отношения определяются, в первую очередь, экономическими интересами.

Программы Европейского Союза, направленные на выстраивание партнерских отношений с соседями ЕС. Стали актуальными после самого большого расширения в истории европейской интеграции (в 2004 году в состав Евросоюза одновременно вступили 10 стран

Caucasus Times: -Какова позиция официального Будапешта по поводу перспектив вхождения Грузии в НАТО? Эволюционировала ли она? И если да, то под влиянием чего это происходило??

А.Р.: Когда вопрос о том, давать или нет Грузии «План действий по членству» (ПДЧ) в НАТО был в повестке дня, венгерская позиция была скорее неохотной. Вашингтон оказывал очень серьезное давление, однако Будапешт мог полагаться на мнение больших европейских стран, таких как Германия, Франция, и т.п. Когда же грузинский ПДЧ был фактически снят с повестки дня, Будапешт принял это с большим облегчением. Проблема включения Грузии в НАТО стала абсолютно неактуальным вопросом после войны 2008 года. Если быть предельно откровенным, то НАТО не нужен такой непредсказуемый член, атакующий соседа, который почти в 250 раз больше по территории и почти в 30 раз больше по населению. Намного сильнее с военной и экономической точки зрения.
Caucasus Times: — В Вашей научной работе Вы часто обращаетесь к белорусской проблематике. Еще несколько лет назад трудно было себе представить, что Минск и Москва столь значительно разойдутся, и будут вести друг против друга информационную войну. Можем ли мы считать август 2008 года «разделительной линией» в отношениях РФ и Белоруссии? И при каких условиях Минск может признать независимость Абхазии и Южной Осетии??

А.Р.: Этот вопрос, вероятно, самый трудный среди всех остальных… И все же, я не думаю, что вопрос об Абхазии и Южной Осетии открыл совершенно новую главу в истории российско-белорусских отношений. Много напряженности в них было уже и раньше. Они практически неуклонно ухудшались, начиная с 2002 года. Однако вопрос о признании сработал, как катализатор. Таким образом, он внес значительный вклад в нынешнее обострение ситуации. Я полагаю, что Минск играет двойную игру между ЕС и РФ, стремясь, использовать их игру друг против друга. Хорошо известно, что Беларусь могла стать членом «Восточного партнерства» при условии, что Минск не признавал бы Абхазию и Южную Осетию. С другой стороны, согласно словам президента Медведева, Лукашенко сначала пообещал признание, а потом не выполнил своего слова. Некоторые аналитики указывают, что Минск потребовал около 500 миллионов долларов США в обмен на признание, которое, в конце концов, не сделал. Однако теперь Беларусь теряет свободу действий. И это вызвано радикальным ухудшением экономической ситуации, предстоящими президентскими выборами в декабре, проблемой новых цен на газ в 2011 году, незначительной помощью, которой можно ожидать от ЕС (и из-за внутренних финансовых проблем Евросоюза, и по причине недостаточного внимания белорусских властей к правам человека и демократическим реформам). И сегодня, таким образом, Беларусь не имеет больше былой стратегической ценности. «Белтрансгаз» уже почти отдан «Газпрому» … И что еще мог бы Лукашенко предложить Москве в обмен на более умеренную цену на газ? Нефтеперегонные заводы Мозыря и Новополоцка? Но этого недостаточно. Я думаю, что остается только признание. Следовательно, я думаю, что это могло бы частью, вероятно, уже существующей политической сделки между Минском и Москвой. В обмен на установление более приемлемой цены на газ в 2011 году и за российское признание результатов президентских выборов, Беларусь, возможно, собирается признать независимость Абхазии и Южной Осетии. По крайней мере, я полагаю так. Альтернативой этому может стать экономический коллапс в Белоруссии. По сравнению с этим сценарием белорусское признание могло бы быть «меньшим злом» также и для Запада. Я думаю, что Западу нужно принимать во внимание также и позицию, и интересы Белоруссии: российское экономическое и политическое давление все увеличивается и становится жестче. В любом случае, сколько стран признают Абхазию и Южную Осетию? Только 4 страны-члена ООН. Если Беларусь станет пятым, что это изменит, по сути? Практически ничего.

«Белтрансгаз» — предприятие (открытое акционерное общество), занимающееся бесперебойным газоснабжением в Белоруссии, а также транзитом природного газа через ее территорию. В мае 2007 года Государственный комитет по имуществу Белоруссии и ОАО «Газпром» подписали Договор купли-продажи ОАО «Газпром» части принадлежащих Республике Беларусь акций «Белтрансгаза». Последний транш в 625 млн. долларов США от «Газпрома», который приобрел 50% акций «Белтрансгаза» уже получен.

План действий по членству в НАТО (ПДЧ, Membership Action Plan (MAP)) — программа по принятию новых членов в НАТО. Начала реализовываться с апреля 1999 года. Предназначена для помощи странам, которые планируют в будущем стать членами НАТО. В настоящий момент в программе участвует только Македония (с момента начала программы). Босния и Герцеговина, Грузия, выражают свое желание присоединиться к ПДЧ.
Лукашенко Александр Григорьевич (род. в 1954)- президент Республики Беларусь с 1954 года.

Caucasus Times: -На территории объединенной Европы также существует неразрешенный конфликт — кипрский. Какие параллели между ним и ситуацией на Южном Кавказе Вы видите??

А.Р.: Только несколько. С европейской точки зрения конфликт на Кипре имеет особое значение, так как одна из частей разделенного острова является членом ЕС, в то время как другая — член НАТО и стремится к членству в ЕС . Ситуация была (и вероятно, будет какое-то время) в тупике без реального шанса на нахождение компромисса. Важно понять, что Кипр не зависит от Турции с точки зрения торговли, энергетики в отличие от Грузии, которая имеет такую зависимость от РФ. Относительно Абхазии и Южной Осетии я думаю, что ситуация более или менее устоялась. Грузия (не Саакашвили!) на пути к пониманию, что эти территории практически потеряны навсегда благодаря российским военным базам и т.п. С моей точки зрения главный интерес Грузии состоит в нормализации ее отношений с Россией, потому что нынешняя напряженность, очевидно, наносит урон и Грузия зависит от РФ во многих вопросах (рынок труда, энергетика). Таким образом, экономика и экономические связи могли бы сыграть большую роль в нормализации российско-грузинских отношений. После того как Саакашвили уйдет (я уверен, что это будет) новый лидер Грузии, вероятно, сделает все возможное для преодоления напряженности с Россией, просто по прагматическим соображениям. Таких факторов нет в отношениях между Кипром и Турцией.

Республика Кипр — островное государство в восточной части Средиземного моря. С 1 мая 2004 года – член Европейского союза .Официально территория Республики Кипр включает 98% территории острова Кипр (остальные 2% занимают британские военные базы Акротири и Декелия), а также близлежащие острова Агиос Георгиос, Геронисос, Глюкиотисса, Кила, Киедес, Кордилия и Мазаки. Фактически же после межобщинного греко-турецкого конфликта (с военным вмешательством Турции) в 1974 году Кипр разделен на две части. 60% контролируется властями Республики Кипр (греческая община), на остальной части провозглашена Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК, турецкая община). ТРСК признается независимым государством только Турцией, мировое сообщество считает эту территорию оккупированной Турцией (членом НАТО с февраля 1952 года).

Caucasus Times: -Ваш сосед Румыния довольно активна в Черноморском регионе. Заявления по Молдове и Украине, недавняя резолюция Сената Румынии по Грузии (которая фактически солидаризировалась с позицией Тбилиси) . Насколько такая активность беспокоит Венгрию (официальный Будапешт и представителей различных политических партий)? ?

А.Р.: Думаю, что нам следует разделять некоторые вопросы. Новое венгерское правительство Виктора Орбана продвигает венгерско-румынско-польское стратегическое партнерство. Относительно Молдовы, Венгрия поддерживает в течение нескольких лет европеизацию и модернизацию Молдовы. Мы продолжаем также поддерживать нынешнее проевропейское правительство . Молдавские министры приезжают в Венгрию 8-9 раз в год, и даже премьер-министр посещает Венгрию довольно часто. Добавим к этому рабочие визиты чиновников более низкого уровня. Однако, конечно, у Румынии есть намного более сильные исторические, культурные и экономические связи с Молдовой, вклюяая общий язык. На мой взгляд, для Бухареста улучшать отношения с молдавским правительством, особенно с нынешней властью, а не с Компартией, вполне естественно . И Венгрия не имеет амбиций соревноваться с Румынией по поводу Молдовы. Не имело бы никакого смысла даже стремиться к этому. В некоторых второстепенных вопросах наши позициии могут отличаться, но это также не вопрос соревнования или соперничества. Поэтому активность Румынии в Молдове не является источником беспокойства для Венгрии. В то же время есть некоторые сходства между румынской политикой поддержки этнических румын, живущих в Молдове и политикой Венгрии по поддержке венгров, живущих за пределами нашей страны.

Относительно Черноморского региона Венгрия не проводит активную политику. Если нам что-то нужно внутри ЕС мы обычно следует за великими европейскими державами. Однако в связи с недавним сближением с Румынией Будапешт становится ближе к позиции Бухареста. Смотрите, например, на недавно подписанный Азербайджаном, Грузией Венгрией и Румынией проект . Но это не означает, что Венгрия поддерживает безоговорочно все румынские инициативы. В венгерской «восточной политике» интересы России всегда принимаются в расчет. Я думаю, что Будапешт не хотел бы делать такой открытый выбор между российской и грузинской стороной. Такой вариант был бы самой оптимальной позицией. За рамками общеевропейских проектов, таких как «Европейское соседство» и «Восточное партнерство» Венгрия не проявляла особой заботы о Грузии ни до августа 2008 года, ни после. Венгерско-грузинские контакты всегда были довольно ограниченными. После войны уровень такой заботы стал даже ниже. Если Румыния поддерживает Грузию, это – решение Румынии. Если это создает проблемы в российско-румынских отношениях, то это проблема Бухареста и Москвы. Я думаю, что Будапешт в отличие от румынских властей не присоединится к этой инициативе. Более того нам необходимо не забывать о таком факторе, что Румыния переживает очень тяжелые времена из-за финансового кризиса, в ходе которых оттачивается риторика.
Речь идет о дипломатической инициативе Тбилиси по продвижению международного признания Абхазии и Южной Осетии в качестве «оккупированных территорий». В апреле 2010 года парламент Грузии принял обращение к высшим представительным органам 50 «дружественных» стран с просьбой рассмотреть вопрос о «российской оккупации» и принятии соответствующих резолюций. В июне 2010 года такие резолюции приняли Сейм Литвы и Сенат Румынии. «Резолюцию о ситуации в Грузии» (28 июня) румынский Сенат принял единогласно.
Виктор Орбан- венгерский политик, лидер партии «Фидес». Возглавлял венгерское правительство в 1998-2002 гг. После победы его партии на парламентских выборах в апреле 2010 года, в мае Орбан второй раз был назначен премьер-министром. Официальное вступление в должность состоялось 29 мая.


Речь идет о коалиции четырех молдавских партий (либеральной, либерально-демократической, демократической и альянса «Наша Молдова») «За европейскую интеграцию». Коалиция возникла по итогам досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 года (соглашение о ее создании было подписано 8 августа). Коалиция смогла избрать спикера парламента (Михай Гимпу) и главу правительства (Влад Филат), однако не смогла выбрать президента. В итоге она оказалась не в состоянии разрешить внутриполитический кризис, возникший после очередных парламентских выборов в апреле 2009 года и интерпретации их итогов.

Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ)- одна из ведущих политическх сил страны и единственная коммунистическая партия на территориии бывшего СССР, которая сумела стать правящей. С 1998 года имеет самую крупную парламентскую фракцию, а в 2001-1008 гг. ее лидер Владимир Воронин занимал пост президента Молдовы. Именно в этот период отношения Молдовы с Румынией характеризовались высоким уровнем противоречий.
Речь идет о проекте AGRI («Azerbaijan, Georgia, Romania Interconnection»). Согласно этому проекту азербайджанский газ по трубопроводу будет поступать в терминал Кулеви на Черноморском побережье Грузии, где газ будет сжижаться. После транспортировки в Констанцу (порт в Румынии) сжиженный газ вновь будет превращаться в газовую консистенцию, после чего он будет экспортироваться по существующим газопроводам в Европу. Декларация по проекту транспортировки газа была подписана 14 сентября 2010 года в Баку (Венгрия подключилась на завершающем этапе). Предположительно для запуска проекта потребуется 20 месяцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *