Алексей Малашенко об осетинском «надрыве»

Алексей Всволодович Малашенко — советский и российский востоковед, исламовед и политолог. Доктор исторических наук, профессор. Один из ведущих российских специалистов по проблемам Кавказа.

Алексей Малашенко о причинах и следствиях осетинского протеста 20 апреля 2020 года.

 

Caucasus Times: Был ли ожидаемым для Вас бунт на Северном Кавказе и в чем главная причина такого массового неповиновения гражданского населения именно в Северной Осетии?

Алексей Малашенко: Я думаю, что нечто подобное должно было произойти.  Весь вопрос, когда и где. И с этой точки зрения какие-то регионы Северного Кавказа наиболее уязвимы.  В смысле того, что там крайне тяжелое экономическое положение и простите, в силу характера! Кавказцы более экспансивны! Кстати, я понимаю, что с Италией сейчас опасно сравнивать. Но, как мы помним, сначала в Италии к коронавирусу отнеслись сначала с юмором.

И что-то такое должно было произойти, и в данном случае Северная Осетия оказалась «слабым» звеном. В этом большой трагедии нет, но это предупреждение.

Мы как-то зачастую игнорируем национальный характер, но ведь специфика культуры влияет на события. Но повторюсь, никакой катастрофы в произошедшем выступлении нет!

Caucasus Times: Скажите, а почему выступление людей произошло именно в Северной Осетии? А, к примеру, не в соседней Ингушетии?

Алексей Малашенко: Дело в том, что такое ощущение, что люди терпели, терпели и наконец, прорвалось. А что касается Ингушетии. Там уже бывали выступления. Там уже энергия исчерпалась! А тут накопление этой энергии вырвалось наружу.

Caucasus Times: А какова роль Главы республики, Битарова? Его фактор, его низкий рейтинг имел место в этом выступлении? То есть личность Битарова имела отношение к этому выступлению?

Алексей Малашенко: Безусловно! Понимаете, Северный Кавказ и вообще Юг России – это те области, те регионы, где личностный фактор имеет огромное значение. Кстати, говоря в Северной Осетии он имеет, может быть даже меньшее значение, чем предположим, в Чечне или в Ингушетии. Но, так или иначе – это существует. И это не потому, что «плохие» осетины. А потому что такая история и традиция. И в этом нет ничего неожиданного. Кто-то в глазах людей должен быть виноват. Но не Путин же! Значит Биторов. Он ближе.

Caucasus Times: Почему на Ваш взгляд в России и, особенно на Северном Кавказе такое широкое распространение получила позиция отрицания угрозы коронавируса?

Алексей Малашенко: Тут у меня нет ответа на ваш вопрос. Сидя в Москве, здесь я прекрасно понимаю, что выходить на улицы не надо. И в Москве, кстати, ни оппозиция, ни либералы никто не выходит. Но помножьте это на кавказские эмоции и на кавказскую бедность. Особенно в Осетии.

Caucasus Times: Можно ли говорить о корреляции массового отрицания коронавируса с уровнем доверия к власти?

Алексей Малашенко: Смотря, к какой власти. Я думаю, что доверие к Путину как было, так и осталось. А конкретной власти, которую люди видят каждый день и которую они видят, в силу родственных отношений. Соседских отношений, вполне может быть и корреляция… опять же, понимаете, я никого не хочу обвинять. В данном случае, выступление во Владикавказе – это объективная ситуация. Ведь если бы все происходило на ровном месте – это одно. А когда люди выходят от отчаяния, то им нужен тот, кто виновен. А виновен тот, кто ближе, свой начальник.

Caucasus Times: Насколько на Ваш взгляд является осетинский надрыв показательным и можно ли ожидать его повторение, и при каких условиях его можно избежать в других республиках?

Алексей Малашенко: Хороший вопрос! На этот вопрос лучше всего может ответить окружение Путина. Ведь если это эксклюзивный акт, где-то связанный и с традициями – то это одно, а если он вызовет цепную реакцию.. Я лично думаю, что не вызовет. Так как Россия подходит к так называемому плато. А вот если бы что-то подобное случилось месяц назад. Даже три недели назад, то кто-то посмотрел на Юге России, на Кавказе, или на Урале, на Осетию и сказал бы «вот какие осетины решительные, а мы чем хуже..»  но сейчас все идет на понижение, поэтому продолжения этих событий. на мой взгляд, не будет.

Caucasus Times: Объявленный режим самоизоляции вступает в серьезный конфликт с правами граждан. В еще большей степени мы наблюдаем нарушения прав граждан в Чечне. Какова степень риска, что после прохождения кризиса пандемии нам вернут права в полной мере?

Алексей Малашенко:  Это вопрос, который сейчас всем задают. Я думаю, что так или иначе права будут возвращаться. Но процесс цифровизации и контроля над населением будет идти и это процесс необратимый. Это то, что пытались сделать в Китае, это то, о чем говорят даже в Европе! Это нехорошо. Это ограничение прав. Но мы не Европа и такую возможность контроля над обществом власть будет использовать. А как – посмотрим.

Caucasus Times: Рамзан Кадыров зачастую угрожает уже открыто своим оппонентам физическим устранением. Москва молчит. Означает ли это, что полномочия Кадырова по умолчанию расширились еще больше? И опять не опасная ли это ситуация для самого ВВП?

Алексей Малашенко: Я не совсем согласен с вами. Потому что помимо Путина наверху находятся те люди, которые не относятся к Рамзану с таким уж почтением и страхом. К примеру, было уже некоторое непонимание между Мишустиными Кадыровым.

Я думаю, что для Кадырова постепенно наступают очень непростые времена. Потому что одно дело иметь дело только с Путиным и с людьми, которые помнят чеченскую историю, а другое дело с технократами, которые более прагматичны и которые к Чечне как к эксклюзивному региону на Кавказе уже не относятся. Это очень интересный вопрос, и мы посмотрим, как он будет решаться летом и осенью этого года.

Caucasus Times: После пандемии?

Алексей Малашенко: — Да да!

Caucasus Times: Как на Ваш взгляд должна себя вести сегодня Москва на Северном Кавказе? Больше контроля за республиканскими властями в части исполнения?

Алексей Малашенко: Это очень большая проблема для Москвы! Именно для Кремля. Потому что одно дело — когда больше полномочий, когда Екатеринбургу или Алтаю. А другое дело передача больших полномочий на Северном Кавказе. Там очень много зависит от того, кто находится у власти, И как эта власть реализуется. И от многих других факторов! Представьте себе! Начинается протест против карантина? А если они примут исламскую форму? Поэтому федеральной власти на Северном Кавказе нужно быть поумнее!

 

Беседовал Сергей Жарков, специально для Caucasus Times

 

Алексей Малашенко об осетинском «надрыве»: 0 комментариев

  • 24.05.2020 в 06:17
    Permalink

    Ваш комментарий ожидает проверки.

    Окунитесь в разнообразие игровых автоматов 3Д — слоты играть онлайн бесплатно позволят любому гостю. И вот тут и пригодится бесплатный режим. Азартный зверь возьмет верх и захочет попробовать каждую крутую идею. 1x bet Открывайте их, используя цифровые клавиши. Стоит отметить, что богатый выбор вас ждет не только в сюжетах, но и в именах разработчиков. Там может быть аптечка, за которую дается приз — некоторая сумма кредитов. Помимо прочего вы сможете оставлять собственные отзывы на проверенные игры, делиться опытом с остальными пользователями и обсуждать предпочтительные гемблинг-стратегии с игроками со всего мира. При этом уже привычное техническое наполнение начинает играть новыми красками и приносить совершенно иные впечатления.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *