Триумвират в ингушском исламе как источник напряжённости

ingush islam

МОСКВА, 9 февраля, Caucasus Times. Сложившийся триумвират в ингушском исламе, становится источником напряжённости в маленькой республике. Споры внутри ингушского ислама, часто носят острый характер. В обществе отсутствует диалог, как между, так и внутри различных религиозных сообществ. Противоречивы и отношения официальных властей с местным духовенством. Сложившаяся в Ингушетии особая этно конфессиональная ситуация оказывает значительное влияние как на ингушское общество, так и на региональные элиты.

Одним из главных тезисов региональных властей в религиозной сфере является тезис и том, что власти «должны объединять, а не разобщать людей». Однако действительность отражает абсолютно противоположную схему действий.

Так, в начале 2016 года произошло событие, в значительной степени повлиявшее на религиозную ситуацию в республике. По поручению местных властей в структуре администрации РИ образовано Управление по делам религии, которое возглавил исламский религиозный деятель Яхья Хадзиев. (Справка Caucasus Times: Управление по делам религии появилось на фоне запущенного процесса ликвидации муфтията Ингушетии, а также заявленной Евкуровым реформы системы государственного управления религиозной сферой.

По мнению руководства региона, решение религиозных вопросов на государственном уровне возможно, но без дублирования функций муфтията. Управление по делам религии при главе республики Ингушетия – всего лишь государственный орган, он отвечает за взаимодействие с религиозными организациями, за богословское образование в различных учебных заведениях республики и прочие направления.

В связи с политикой проводимой главой региона в отношении религиозных организаций и некоторых духовных лидеров, в обществе складывается впечатление, что власти пытаются оседлать религиозную жизнь в республике.

Однако, руководство оправдывает свою политику
целью взаимодействовать с религиозными структурами с целью координации их деятельности, поскольку от этого зависит стабильность в регионе.

Позиция властей такова, что муфтият РИ не в коей мере не должен становиться чьей-либо вотчиной (Справка Caucasus Times: речь идет о муфтии Исе Хамхоеве), а его деятельность не должна разобщать мусульман. Дело в том, что данное решение было принято на основании неоднократных конфликтных ситуаций, возникавших между официальным религиозным духовенством в лице муфтия Исы Хамхоева и новыми народными шейхами.

К тому же, роль муфтията в борьбе с ваххабизмом в глазах руководства остается сомнительной. Глава Ингушетии уверен, что назрела необходимость реформировать муфтият, и этот вопрос также должен обсуждаться на предстоящем Съезде мусульман Ингушетии.

Дабы избежать домыслов в обсуждении этой темы, Ю.-Б. Евкуров призвал депутатов совместно с учеными богословами, советом алимов, общественными деятелями широко информировать население о причинах, сложившейся в религиозной среде обстановки.

Новым очагом дестабилизации обстановки в регионе явилось покушение на местного имама Х.Чумакова. У мечети селения Насыр-Корт 11 марта после пятничного богослужения взорвалась начиненная взрывчаткой машина. Ранения получили четыре прихожанина и имам, выезжавший в этот момент на своем «Мерседесе», и в результате, получивший незначительные царапины.

Ряд экспертов ссылаются на то, что виновником произошедшего являются салафиты, однако интерес в этом вопросе могли проявить и другие стороны. Предшествовало данному теракту, собрание суфийского духовенства в Грозном 2 февраля, где присутствовал муфтий Ингушетии И. Хамхоев. На собрании было принято заявление о необходимости борьбы с ваххабизмом, в качестве примеров которого была прямо названа деятельность ряда ингушских имамов, в том числе Х. Чумакова. Некоторые эксперты склонны полагать, что данное обстоятельство, ни что иное, как попытка внести разлад между ингушами и чеченцами.

Именно после этого, в Ингушетии ввели практику введении паспортного режима для прихожан из соседних регионов.

Одной из наиболее обсуждаемых в обществе тем, является политика взаимоотношения руководства региона в лице главы и авторитетных религиозных деятелей, в том числе тех, кто является непосредственным участником многочисленных конфликтов и провокаций. Ю.-Б. Евкуров в период священного для мусульман месяца Рамадан провел обряды разговения практически во всех домах религиозных деятелей, принадлежащих к разным течениям и суфийским братствам. Более того, в указанный период, представителями российской журналистики также были проведены встречи с местным духовенством, где каждый из деятелей высказывал личное мнение и отношение к сложившейся религиозной обстановке и к руководству региона.

Следует отметить и клановость: как религиозная, так и родовая, в тандеме, создают неблагоприятную обстановку для общественного сознания, и наоборот, благоприятствует распространению нетрадиционных радикальных воззрений в молодежной среде.

С целью снижения напряжённости внутри исламской общины, на протяжении всего прошедшего года в Ингушетии проходили встречи властей с религиозными деятелями и известными духовными лицами региона.

В период с июля по август 2016 г. проходили встречи известных богословов. В собрании принимали участие влиятельные духовные лидеры: Саид-Хусен Акилов, Ахмед Пошев, Хамзат Чумаков, Иса Цечоев, Микаил Даурбеков, Иса Албогачиев, Магомед Албогачиев, Бадрудин Муцольгов, Сайфутдин Цолоев, Хусен Шадиев, Лом-Али Бружев, Абу Ганижев. Наиболее обсуждаемой темой мероприятия стали часто возникающие споры и упреки между представителями различных тарикатов, которые, по мнению экспертов, могут в перспективе вылиться в громкие конфликты с привлечением религиозных деятелей соседних регионов. Подобные процессы наблюдались в начале текущего года, когда духовное представительство соседней Чеченской республики крайне негативно отозвалось об одном из самых известных религиозных деятелей Ингушетии – Чумокове.

Отметим несколько примеров того, как региональные власти решают данные вопросы. Ю.-Б. Евкуров, как один из инструментов регулирования внутриконфессиональных отношений в регионе, предложил создать, специальную рабочую группу, которая займется выработкой предложений по решению различных спорных вопросов. В состав такой организации войдут ученые-богословы, представители всех тарикатов республики и суфийских братств. Поскольку вопросы касающиеся религиозной составляющей достаточно специфичны, и их решение требует максимальной объективности, каждая кандидатура будет утверждена только после соответствующих согласований.

В результате проводимой в Ингушетии политики в области этноконфессиональных отношений, сложилась ситуация сосуществования трех религиозных, руководящих на различных уровнях систем, которые собрали определенную аудиторию, поддерживающую их, и способствующую деконсолидации ингушского общества. Прежде всего это Духовное управление мусульман РИ, Управление по делам религии при главе РИ, суфийские братства кадирийского и накшбандийского тарикатов, новые шейхи и их последователи. Каждая из систем имеет высокий авторитет и уровень своего влияния, как на общественное сознание, так и на региональную власть.

В этой связи отметим, что духовные лидеры в своих действиях по всей видимости не ощущают опасности, которую можно назвать взрывоопасной, а региональные власти тушат пожар бензином, заглушая проблемы, но не решая их.

ЧАБИЕВА ТАНЗИЛА, кандидат исторических наук, научный сотрудник ИЭА РАН

Комментарии

Пишет: Андрей Откуда: Москва
10.2.2017 16:17:04

Ибрагим, согласен с Вами, автор просто опустил острые моменты, Ваш комментарий расскрывает не досказанное. Есть очень интересные статьи на эту тему у Михаила Рощина. Посмотрите в поисковиках.

Пишет: Ахмед Откуда: Малгобек
9.2.2017 22:45:07

Как мне видится, прежде чем акцентировать внимание на эти все же второстепенные моменты,следует обратить внимание на сам поставленный вопрос. А он, в свою очередь, достаточно актуальный. Здесь автор поднял вопросы, которые замалчиваются. Об этом стараются не говорить..и тем более, не поднимать,как проблему. Мы не умеем поддержать того, кто пытается быть объективным, даже если это не соответствует нашим собственным понятиям. Имхо

Пишет: Ибрагим Марзиев Откуда: Экспертный клуб "КавказPro"
9.2.2017 20:21:52

Для Ахмеда из г. Малгобек. Марка авто на суть вопроса не влияет, а вот его (автомобиля) принадлежность привносит определённые штрихи в общую картину. Если информация верная, то она влечёт за собой имиджевые потери для образа "народного имама". Если информация неверна, то это говорит о ненадлежащей проработке автором деталей затронутой темы. Важен ли факт введения паспортного контроля? Ну если автор об этом пишет, значит для неё это важно. Если же рассуждать о паспортном контроле вообще, не касаясь конкретной ситуации, то безусловно важен. По-моему, это один из признаков полицейского государства.

Пишет: Ахмед Откуда: Малгобек
9.2.2017 20:02:48

Меняет ли суть вопроса марка автомобиля?И вопрос о паспортом режиме?

Пишет: Ибрагим Марзиев Откуда: Экспертный клуб "КавказPro"
9.2.2017 19:40:46

Двоевластие в духовной сфере в Ингушетии было и раньше. Действовал муфтият, но также были лидеры суфийских братств, не признававшие решений муфтията и всячески их игнорировавшие. С появлением салафитских групп в республике начал складываться триумвират. Так что это, отнюдь, не «заслуга» нынешних властей. Добавление третьего участника к существующей паре никоим образом не сделало ситуацию критической. Взрыв при желании можно было организовать и без салафитов, умело играя на трениях между вирдовыми братствами, которые носили порой антагонистический характер. Отличие современной картины от ситуации конца 90-х заключается в перегруппировке сил внутри триумвирата. Если раньше мы имели сложившееся ещё со времён СССР отчуждение между братствами накшбандийского и кадирийского тарикатов, то с появлением салафитов между первыми двумя наметилось сближение на почве общей суфийской платформы. Однако единый блок так и не сформировался. Напротив, в течение 2000-х сначала молодёжь, а затем и лидеры вирдовых братств накшбадийского тариката стали сближаться с алимами салафитов. Сегодня салафиты уже не проводят отдельных пятничных молитв, а также посещают мечети, где имамами являются накшбандийцы. В описанном в статье триумвирате – муфтият под управлением Хамхоева Исы, евкуровское Управление по делам религий, народные имамы и шейхи – первые два участника находятся на одной теологической платформе. Говорить о каких-то религиозных противоречиях между ними не приходится по причине отсутствия таковых. Значит причина кроется в иной плоскости. К тому же в последнее время муфтият стремительно слабеет. Имамы, ранее открыто выражавшие поддержку Хамхоеву, под воздействием различных факторов если и не переходят в стан Евкурова, то занимают нейтральную позицию. P. S. Необходимо уточнить два момента. 11 марта в момент покушения Чумаков выезжал с территории мечети не на своём «Мерседесе», так как у него нет такого автомобиля, а на джипе «Лексус 470», который также ему не принадлежит. Паспортный режим для прихожан из других регионов также не вводился. Возможно имели место отдельные случаи, но писать о таких эпизодах как о регулярной практике считаю неправильным.