Александр Скаков о смене власти «по-адыгейски»

Старая диллема для нового  адыгейского лидера

МАЙКОП, 25 января, Caucasus Times. За день до истечения срока своих полномочий глава Адыгеи Аслан Тхакушинов подал прошение об отставке. На встрече с главой государства Владимиром Путиным в Москве Тхакушинов представил своего преемника – Кумпилова Мурата. Последний является его родственником, что вызвало неоднозначную реакцию в самой республике. Однако, несмотря на протесты ряда общественных организаций Адыгеи, Владимир Путин одобрил кандидатуру Мурата Кумпилова на пост главы это северокавказской республики. О мотивах Москвы в смене власти в Адыгее в интервью Caucasus Times рассказывает старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова, канд. ист. наук, Александр Скаков

Caucasus Times: Александр Юрьевич, что сыграло определяющую роль в утверждении Мурата Кумпилова на должность главы Адыгеи?

Александр Скаков: Думаю, что определяющую роль сыграло желание сохранить статус-кво и неготовность к его изменению. Тхакушинов по всем прогнозам (к примеру, Центра развития региональной политики в сентябре 2016 г.) занимал первую строчку в «группе риска», что предполагало скорую отставку. Формально главными основаниями были истечение второго срока полномочий и преклонный возраст (вскоре исполняется 70 лет).

Если посмотреть на более «фундаментальные» основания для отставки – это, в первую очередь, очевидная не избираемость (в случае прямых выборов главы региона), непопулярность среди населения республики, высочайший уровень клановости, периодически звучащие обвинения в высокой коррумпированности, отсутствие у республиканского руководства бесспорных достижений в социально-экономической сфере.

Напомню, что Тхакушинов участвовал в выборах главы региона всего один раз, 13 января 2002 г., когда он «триумфально» занял пятое место с 2,06 %. Видимо, в первую очередь именно поэтому, прямые всенародные выборы Главы региона, веденные в 2012 г., были отменены в марте 2016 г.

Возник вопрос о «сменщике» или «преемнике», и однозначного ответа на этот вопрос не было. Ожидаемыми претендентами были ставший в итоге и.о. главы Адыгеи родственник Тхакушинова Мурат Кумпилов (с 2008 г. председатель республиканского правительства, в сентябре 2016 г. ушедший депутатом в парламент и ставший там спикером), заместитель министра сельского хозяйства РФ (то есть бывшего главы Кубани А. Ткачева) Джамбулат Хаутов, глава Северского района Краснодарского края Адам Джарим. Из них, как представляется, наибольший рейтинг в случае прямых выборов имел бы А. Джарим. Но назначение Хаутова или Джарима усилило бы позиции либо А. Ткачева, либо нового главы Кубани В. Кондратьева. Видимо, такое усиление было сочтено нецелесообразным и избрано было сохранение статуса-кво.

Caucasus Times: Вокруг Адыгеи многократно возникали различные инициативы о слиянии республики с Краснодарским краем. Возможен ли такой сценарий в нынешних условиях?

Александр Скаков: Учитывая назначение М. Кумпилова и.о. главы республики, думаю, что в модели отношений Краснодар-Майкоп серьезных и кардинальных изменений в ближайшее время не произойдет. Республика останется республикой, это вполне очевидно, разговоры об изменении её статуса, слава Богу, остались в прошлом. Конечно, влияние относительно динамично развивающегося Краснодарского края в стагнирующей Адыгее будет расти. Но рост влияния будет обеспечиваться неформальными механизмами.

Кроме того, клановость и коррумпированность являются самыми надежными инструментами для сохранения суверенитета национальной республики. Такая Адыгея просто не будет никому нужна. Конечно, Краснодар будет делать все возможное для установления контроля над Адыгеей в экономической сфере, но его возможности не безграничны.

Caucasus Times: Есть ли надежда на позитивные метаморфозы в экономике в связи со сменой власти?

Александр Скаков: Не ожидаю никаких метаморфоз. Будет полностью продолжена политика Тхакушинова. Будут предоставляться отчеты с позитивными цифрами и фактами привлечения инвестиций, снижения дотаций, роста доходов консолидированного бюджета и собственных доходов. Правда, не очень понятно, как все эти хорошие цифры сочетаются с тем, что по данным Аналитического кредитного рейтингового агентства за первое полугодие 2016 г. Адыгея вошла в число самых бедных российских регионов по показателю совокупных доходов на душу населения…


Светлана Мамий, специально для Caucasus Times